Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

99

в политический центр.

        Деньги на обзаведение, в виде займа в пять миллионов долларов, выделила лоббистская организация «Американ Стерлинг Трастис», представляющая интересы банков. Джералина построила ресторан по своему вкусу. Он должен был стать клубом для избранных, вторым домом для вашингтонских политиков. Во время сессий конгресса многие депутаты оказывались оторванными от своих семей, и ресторан «Джера» стал местом, где они могли проводить вечера. Помимо обеденных залов, холла для отдыха и бара там имелись комната с телевизором и кабинет, где можно было найти все основные журналы, издающиеся в США и Англии. Была еще комната для шахмат, шашек и карточных игр. Но особенно привлекало посетителей жилое здание, возвышавшееся над рестораном.

        На трех этажах этого здания располагались двадцать квартир, которые снимавшие их лоббисты одалживали конгрессменам и крупным чиновникам для тайных любовных свиданий. «Джера» славилась секретностью в подобных делах, а ключи от квартир находились у Джералины.

        Джералина поражалась, как у этих перегруженных работой людей находилось столько времени для подобных шалостей. Они были просто неутомимы, а самыми активными оказывались люди пожилые, с прочными семьями, коекто даже имел внуков. Джералина любила смотреть на этих конгрессменов и сенаторов по телевизору, где они выглядели степенными и значительными, говорили о морали, осуждали наркоманию и безнравственность, защищали старомодные духовные ценности. Она никогда не считала их лицемерами. В конце концов, мужчины, которые отдают значительную часть своей жизни служению стране, заслуживают особого к ним отношения.

        Ей на самом деле не нравились высокомерие, льстивость и самодовольство конгрессменов помоложе, ей были симпатичны старики вроде этого сенатора с сердитым лицом, который никогда не улыбается публике, но дважды в неделю с голым задом кувыркается с молоденькими манекенщицами. Или наподобие старого конгрессмена Джинца, с фигурой, напоминающей надутый дирижабль, и с таким уродливым лицом, что вся страна не сомневается в его честности. В личной жизни они выглядели отталкивающе в своих усыпанных перхотью костюмах. Но ее очаровывало то, что они продолжают испытывать желание.

        Женщиныконгрессмены редко заходили в ресторан и никогда не пользовались квартирами наверху. Так далеко феминизм не зашел. Чтобы компенсировать отсутствие женского общества, Джералина устраивала в ресторане небольшие ленчи для некоторых своих подруг из числа художниц, хорошеньких актрис, певиц и танцовщиц.

        Ее не касалось, если эти молодые прелестные женщины завязывали отношения с высокопоставленными слугами народа Соединенных Штатов. Тем не менее, она удивилась, когда Юджин Дэйзи, большой и рыхлый шеф штаба президента, подцепил многообещающую молоденькую танцовщицу и договорился с Джералиной, что она даст ему ключ от одной из квартир над рестораном. Она была еще более удивлена, когда эта связь переросла в «отношения». Не то, чтобы у Дэйзи было много свободного времени, но он мог провести в квартире пару часов после ленча. И Джералина не строила иллюзий, что лоббист, оплачивающий эту квартиру, может извлечь выгоду из этой ситуации. На решения Дейзи повлиять было невозможно, но иногда, очень редко, он брал трубку телефона, когда лоббист звонил ему в Белый дом, что производило сильное впечатление на клиентов лоббиста.

        Джералина сообщала всю подобную информацию Мартину Матфорду, когда они встречались и обменивались сплетнями. Само собой подразумевалось, что сведения, которыми они делились, никак не могут быть использованы, и уж тем более для какого бы то ни было шантажа. Это могло все разрушить и причинить ущерб главной цели ресторана – утверждать в нем дружескую атмосферу и помогать лоббистам, который оплачивали счета, слушать разговоры влиятельных политиков. Кроме того, ресторан был главным источником, обеспечивающим жизнь Джералины, и она не позволила бы подвергнуть этот источник опасности.

        Поэтому Джералина была весьма удивлена приходом Кристиана Кли между ленчем и обедом, когда ресторан был почти пуст. Она приняла его в своем кабинете. Кли ей нравился, хотя он редко обедал в «Джере» и никогда не выражал желания попользоваться квартирами над рестораном. Но она не испытывала никаких опасений, так как знала, что ему не в чем ее упрекнуть.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск