Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

70

сообщения, направился к офису Гроунвельта. Гроунвельт уже ушел в свой жилой номер. Калли позвонил, и тот пригласил его к себе.

        Калли всегда восхищало, с каким удобством и комфортом Гроунвельт устроил свое жилище прямо здесь, в отеле Занаду. На втором этаже находился неимоверных размеров угловой номерлюкс. Чтобы добраться до него, нужно было сперва позвонить в звоночек – и вы попадали на просторную открытую веранду с плавательным бассейном и искусственным газоном такого яркозеленого цвета, что, будь трава настоящей, она не продержалась бы и недели под палящим солнцем Вегаса. В сами апартаменты вела еще одна массивная дверь, и здесь снова нужно было позвонить. Гроунвельт был один. На нем были белые спортивные фланелевые брюки и незастегнутая рубашка. Для своих семидесяти с лишним он выглядел на редкость молодо и бодро. Гроунвельт, видимо, был занят чтением: открытая книга лежала на бархатной обивке дивана.

        Он сделал жест в сторону бара, Калли приготовил себе виски с содовой и то же самое Гроунвельту. Они уселись друг против друга.

        – Этот стол в зале для блэкджека, который все время в проигрыше – чист, – сказал Калли. – По крайней мере, мне так кажется.

        – Невозможно, – сказал Гроунвельт. – За последние четыре года ты многое успел узнать, но вот что ты никак не желаешь признавать, так это закон процентов. Невозможно, чтобы этот стол проигрывал такие суммы за трехнедельный срок, и при этом обходилось бы без жульничества.

        Калли пожал плечами.

        – Так что мне теперь делать?

        Гроунвельт спокойно сказал:

        – Я отдам распоряжение менеджеру казино уволить дилеров. Он хочет посадить их за другие столы и посмотреть, что получится. Ято знаю, что получится. Лучше уволить их сразу.

        – О’кей, – был ответ Калли. – Вы ведь начальник. – Он отпил из своего стакана. – Помните моего друга Мерлина, это тот парень, что пишет книжки?

        Гроунвельт кивнул.

        – Приятный молодой человек.

        Калли поставил стакан. Вообщето он не любил спиртное, но Гроунвельт терпеть не мог пить в одиночку.

        – Это дурацкое дело, с которым он связался, похоже, провалилось, – сказал Калли. – Ему нужна моя помощь. На следующей неделе мне нужно лететь в НьюЙорк, встретиться с нашей компанией. Я подумал, может быть, сделать это пораньше и лететь завтра, если вы не против?

        – Конечно, – сказал Гроунвельт. – Если я могу чемто помочь, дай мне знать. Он хороший писатель.

        Это прозвучало так, будто для оказания помощи ему требовалось оправдание. Затем он добавил:

        – Мы ведь всегда можем ему здесь дать работу.

        – Спасибо, – ответил Калли. – Прежде чем вы уволите этих дилеров, дайте мне еще один шанс. Если вы считаете, что здесь дело нечисто, значит так оно и есть. Но меня просто убивает, что я не могу это вычислить.

        Гроунвельт рассмеялся.

        – Ладно, – сказал он. – Если б мне сейчас было столько, сколько тебе, мне бы тоже было любопытно. Вот что – пустька сюда принесут видеопленки, мы их посмотрим вместе, и обрати внимание на некоторые моменты. А завтра ты сядешь в самолет и полетишь в НьюЙорк с просветленной головой. Идет? Скажи, чтобы принесли пленки с записями вечерних смен, с восьми вечера до двух утра, тогда мы захватим самое горячее время, после начала шоу.

        – Именно эти часы? – спросил Калли.

        – Именно эти.

        Когда Калли снял трубку, Гроунвельт попросил:

        – Позвони в обслуживание и закажи для нас чтонибудь поесть.

        За едой они смотрели записи наблюдения за столом номер три. Калли ел без всякого удовольствия, настолько он был поглощен фильмом. Гроунвельт же, казалось, едва глядел на экран. Он ел спокойно и медленно, опустошив полбутылки красного вина, поданного к бифштексу. Изображение внезапно остановилось. Это Гроунвельт нажал кнопку на панели управления.

        – Сейчас разве не видишь? – спросил он.

        – Нет.

        – Подскажу тебе немного. Менеджер зала чист. А вот дежурный по залу – вор. Один из дилеров за этим столом чист, а двое других – нет. Все это происходит после начала обеденного шоу. И еще одно. Обрати внимание, дилеры, которые жульничают, сдачу и выигрыш часто дают большим количеством пятидолларовых фишек. Хотя могли бы использовать двадцатипятидолларовые. Теперь видишь?

        Калли помотал головой.

        – Цвет был бы виден.

        Гроунвельт откинулся назад и наконец зажег одну из своих огромных гаванских сигар. Одну сигару в день ему разрешалось выкуривать, и он, если позволяли обстоятельства, всегда делал это после обеда.

        – Ты ничего не заметил, потому что все это очень просто, – сказал он.

        Гроунвельт позвонил вниз и вызвал менеджера казино. Затем он включил видео, чтобы продемонстрировать подозреваемый стол в действии. Калли видел на экране, как менеджер казино подошел сзади к дилеру. По бокам менеджера были двое парней из службы безопасности, одетые в штатское, а не вооруженные охранники.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск