Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

101

Кристиан. – Мне не нужна информация о его бизнесе или личной жизни. Я прошу вас только честно предупредить меня, если вы обнаружите, что он предпринимает какието действия против президента.

        – Будьте вы прокляты! – вырвалось у Джералины. – Уматывайте отсюда, я должна готовиться к приему гостей, которые соберутся ужинать.

        – Конечно, конечно, – дружески сказал Кристиан. – Я ухожу. Но помните, я генеральный прокурор Соединенных Штатов. Мы переживаем трудные времена, и никому не вредно иметь меня в друзьях. Так что, когда придет время, решайте сами. Если вы передадите мне просто маленький сигнал тревоги, об этом никто никогда не узнает. Положитесь на свой ум.

        С этими словами он ушел. Своей цели он добился. Если Джералина расскажет Мартину Матфорду об их разговоре, это будет прекрасно, потому что заставит Матфорда быть поосторожнее. Если не расскажет, то когда придет время, она донесет на него. В любом случае Кристиан Кли не проигрывает.

        Он провел с Джералиной не более тридцати минут. Сев в свою служебную машину, он приказал шоферу включить сирену. Надо было как можно скорее возвращаться в Белый дом, ведь он мог понадобиться Кеннеди. Но прежде ему предстоял еще один визит. Он получил записку от Оракула, содержащую просьбу немедленно навестить его в особняке.

        Пока его машина лавировала среди уличного движения с включенной сиреной, он смотрел на памятники, на отделанные мрамором дома с колоннами и каннелюрами, на величественные здания посольств с вывешенными флагами – вечная архитектура, с помощью которой власть всегда себя утверждает. Какими беззащитными кажутся они сейчас, в ожидании того, что будут разрушены ордами варваров, если не физически, то духовно.

        Он анализировал свой разговор с Дэйзи. Слух о том, что ктото из личного штаба президента подпишет декларацию об отстранении Кеннеди с поста президента, прозвучал сигналом тревоги. После совещания у президента Кли прошел вслед за Юджином Дэйзи в офис руководителя президентского штаба.

        Юджин Дэйзи сидел за своим письменным столом в окружении трех секретарей, записывающих его распоряжения по поводу действий, которые должен предпринять его собственный аппарат. На голове у Дэйзи были наушники, но звук выключен. Обычно веселое его лицо было мрачным. Он взглянул на вошедшего и сказал:

        – Крис, худшего времени, чтобы вынюхивать, ты не мог выбрать.

        – Юджин, – ответил Кристиан, – не морочь мне голову. Похоже, никто не выразил желания узнать, кого же из штаба президента по слуху обвиняют в предательстве. Значит, всем, кроме меня, известно. А я, между прочим, тот парень, которому полагается знать.

        Дэйзи отпустил своих секретарей, и они остались в кабинете вдвоем. Дэйзи улыбнулся Кристиану.

        – Мне никогда и в голову не приходило, что ты не знаешь. Ты же с твоим ФБР и Службой безопасности, с твоей хитроумной разведкой и подслушивающими устройствами можешь выследить все на свете. С этими тысячами агентов, про которых конгресс не знает, что они у тебя на жаловании. Как же это ты оказался в неведении?

        Кристиан холодно заметил:

        – Я знаю, что ты дважды в неделю употребляешь одну танцовщицу в квартире, что принадлежит ресторану Джералины.

        Дэйзи вздохнул.

        – Так оно и есть. Тот лоббист, который одалживает мне эту квартиру, был у меня. Он просил меня подписать документ об импичменте президента. Он не грубил, не угрожал, но смысл был ясен. Я должен подписать или о моих маленьких грешках раструбят все газеты и телевидение. – Дэйзи рассмеялся. – Я не мог поверить своим ушам. Как они могут быть такими глупцами?

        – И как же ты ответил? – поинтересовался Кристиан.

        – Я вычеркнул его из списка моих «друзей», – улыбнулся Дэйзи. – И отказал ему в доступе ко мне. И кроме того, я сказал ему, что доложу о нем своему старому приятелю Кристиану Кли как о человеке, представляющем потенциальную угрозу безопасности президента. Потом я рассказал об этом Фрэнсису, а он посоветовал мне выбросить все из головы.

        – Кто подослал этого типа? – спросил Кристиан.

        – Единственный человек, который отважится на такое, это член Сократова клуба, это наш старый приятель Мартин Матфорд – «Принимайте меня за частное лицо».

        – Он слишком умен для этого, – заметил Кристиан.

        – Конечно, – мрачно отозвался Дэйзи. – Все слишком умны для этого,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск