Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

108

изысканно украшенной зале для приемов они по традиции обнялись, но поскольку были в европейской одежде, то оба испытали чувство неловкости.

        – Твои телеграммы и телефонный разговор со мной – сказал султан, – содержали такое, во что я не могу поверить. Конечно, мой дорогой Валиб, это блеф, потому что это противоречит американскому характеру. Они разрушат свою репутацию в области морали, и их действия будут идти вразрез с их врожденной алчностью. Если они разрушат Дак, то потеряют пятьдесят миллиардов. Так что это за угроза при таких обстоятельствах?

        Валиб, маленький человечек, одетый с иголочки, был похож на куклу. Его настолько переполнял ужас, что султану пришлось тронуть его за руку, чтобы заставить начать говорить.

        – Ваше величество, – выдавил из себя Шариф Валиб, – я умоляю вас отнестись к этому как можно серьезнее. У них есть видеопленка, свидетельствующая о вашей поддержке действий Ябрила. Что касается президента Кеннеди, то он не блефует. Дак будет разрушен. Что же касается страшных последствий, о которых говорится в его меморандуме, и которые известны конгрессу и правительству, то они еще хуже, чем кажется. Он поручил мне передать на словах вам лично, что если вы не согласитесь на его требования освободить заложников и выдать Ябрила, государство Шерабен перестанет существовать.

        Султан не поверил этой угрозе, ведь такого крохотного человечка кто угодно мог запугать. Он спросил:

        – Когда Кеннеди говорил тебе это, как он выглядел? Он что, разражается такими угрозами только для того, чтобы запугать нас? Неужели его правительство поддержит подобные действия? Он ставит на кон всю свою политическую карьеру. Не хитрость ли это?

        Валиб встал с расшитого золотой парчой кресла. Неожиданно его кукольная фигурка обрела внушительность, и султан обратил внимание на то, какой у него выразительный голос.

        – Ваше величество, – заявил он, – Кеннеди слово в слово знал все, что вы скажете. Через двадцать четыре часа после разрушения Дака, если вы не примете его требований, весь Шерабен будет уничтожен. Дак нельзя спасти. Это единственный способ для Кеннеди убедить вас в серьезности его намерений. Он также сказал, что вы согласитесь на его требования после того, как Дак будет разрушен, но не раньше. При этом был спокоен и улыбался. Поверьте, он уже не тот человек, которым был раньше. Теперь он Азазел.

        Позднее двух посланцев президента Соединенных Штатов провели в роскошный зал для приемов, рядом расположились террасы с кондиционерами и плавательным бассейном. Официанты в национальных костюмах принесли еду и безалкогольные напитки. Султан, окруженный советниками и телохранителями, приветствовал их.

        Посол Валиб представил гостей. Берта Оудика султан знал, в прошлом они были тесно связаны нефтяными делами. А во время нескольких визитов султана в Америку, его принимал в своем поместье Оудик, выступавший в роли деликатного и любезного хозяина. Султан тепло поздоровался с Оудиком.

        Второй посланец оказался для него сюрпризом, и у султана в предчувствии опасности заколотилось сердце. Он начинал верить в реальность угрозы Кеннеди, потому что второй «трибун», как называл их про себя султан, был не кто иной, как Артур Викс, советник президента по вопросам национальной безопасности и к тому же еврей. У него была репутация самой могущественной фигуры в США и непримиримого врага арабских государств в их борьбе против Израиля. Султан отметил, что Артур Викс не протянул ему руки, а только холодно и вежливо поклонился.

        В его голове промелькнула мысль, что если угроза президента реальна, то почему он послал сюда столь высокого государственного деятеля, подвергая его опасности? А если взять этих «трибунов» в качестве заложников, разве они не погибнут при любом нападении на Шерабен? Неужели Берт Оудик полетел сюда, рискуя жизнью? Насколько он знал Оудика, такого не могло быть. Это значит, что еще есть возможность проведения переговоров, и угроза Кеннеди не более, чем блеф. Или же Кеннеди просто сумасшедший, которого не волнует, что случится с его посланцами, и он в любом случае осуществит свою угрозу. Султан оглядел свой зал для приемов, который служил также и для заседаний. Зал сверкал роскошью, невиданной в Белом доме. Стены были расписаны золотом, пол устилали самые дорогие в мире ковры, уникальный рисунок

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск