Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

162

как бы ни чистился, всегда у него на туфлях прилипнет кусочек грязи.

        И, глядя на Келлино, я думал, как прекрасно он отвечает этому определению.

        Уортберг сказал Уэгону:

        – Урегулируйте вопрос, – и вышел из зала. Он не мог унизиться до того, чтобы обсуждать чтолибо лично с какимто паршивым писателем. Он и пришелто на совещание из одного только уважения к Келлино.

        Уэгон спокойно сказал:

        – Мерлин важен в этом деле, Уго. Я уверен, что он подумает и согласится с нами. Доран, почему бы нам не собраться снова через несколько дней?

        – Конечно, – сказал Доран. – Я позвоню.

        Мы поднялись, чтобы распрощаться и уйти. Я подал свою копию сообщения для прессы Келлино.

        – У вас чемто запачканы туфли, – сказал я. – Вытрите этим листком.

        Когда мы покинули центр, Доран сказал мне, чтобы я не беспокоился и что он все уладит за неделю, что Уортберг и Уэгон не пойдут на то, чтобы я сделался их врагом. Они пойдут на компромисс. И чтобы я не забывал о своей доле.

        Я сказал, что не уступлю ни строчки и попросил его ехать быстрее. Я знал, что Дженел будет ждать меня в гостинице, и казалось, что я больше всего на свете желал опять увидеть ее, коснуться ее, поцеловать, соединиться с ней и слушать ее истории.

        Я был доволен, что у меня появилось оправдание, чтобы остаться на неделю в ЛосАнджелесе и побыть с ней шесть или семь дней. Я и в самом деле не изменил ни строчки в сценарии и не написал ни одной в дополнение к нему. После смерти Маломара, я знал, это будет еще одна халтура центра.

        Когда Доран высадил меня у отеля БеверлиХиллз, он тронул меня за руку и сказал:

        – Подожди минутку. У меня к тебе есть коечто сказать.

        – Давай, – нетерпеливо ответил я.

        – Я уже давно хотел тебе об этом сказать, но все думал, что, может, это не мое дело.

        – О Боже, – сказал я. – О чем ты говоришь? Я спешу.

        Доран несколько печально усмехнулся:

        – Конечно. Я знаю, Дженел ждет тебя, да? О Дженел я и хотел тебе сказать.

        – Послушай, – сказал я Дорану. – Я знаю все о ней и мне нет никакого дела до того, кем она была, что делала. Мне все равно.

        Доран помолчал.

        – Ты знаешь эту, Элис, которая живет с ней?

        – Да, – сказал я. – Хорошая девушка.

        – Она немного дайка, – сказал Доран.

        Я вдруг стал смутно догадываться, как будто был простаком, который не может сосчитать туфли.

        – Ну и что?

        – А то, что Дженел… – сказал Доран.

        – Ты хочешь сказать, что она лесбиянка? – сказал я.

        – Она бисексуальная, – сказал Доран. – Она любит мужчин и женщин.

        Я немного подумал, потом рассмеялся и сказал:

        – Никто не безупречен. – Вышел из машины и пошел к себе в номер, где меня ждала Дженел, и мы побыли вместе, прежде, чем идти на ужин. Но на этот раз я не стал просить ее рассказывать мне истории. Я не сказал о том, что мне поведал Доран. Это не было нужно. Я это понял уже давно и на этом успокоился. Это было лучше, чем обсуждать ее отношения с другими.

       

       

       

Книга 6

       

Глава 34

       

        В течение многих лет Калли Кросс искал свою “золотую жилу” и, наконец, нашел ее. Это был Занаду Два, заполненный “товаром” и обладавший могуществом “Карандаша”. “Золотой Карандаш”. Он мог все. Мог обеспечить не только номер, еду и выпивку, но и выяснить сколько стоит билет на самолет в любом уголке мира, вызов самых дорогих девушек, мог заставить исчезнуть маркер какогонибудь клиента, распределить чины среди хозяев, принимающих высокопоставленных игроков, играющих в отеле Занаду.

        Все эти годы Гроунвельт был для него скорее отцом, чем боссом. Дружба их упрочилась. Они вместе боролись со всем тем сбродом, жуликами, ворами, взломщиками, сотни которых пытались проникнуть в святая святых отеля, в его хранилище и архивы, и опустошить их. Им приходилось распознавать этот сброд как на подступах к отелю, так и в нем самом, и безжалостно отбрасывать его прочь. Они возбуждали иски о возмещении против доверенных представителей, мошенничавших с маркерами, против воров, пытавшихся опустошить тотализаторы, торговые и игровые автоматы вопреки всякой логике, не имея на это ни малейших шансов, “затейников”, которые обворовывали легковерных артистов, находя их по телефону, обманщиковдилеров по недвижимости, фальшивомонетчиков, компьютерных мальчиков за столиками под пиратским флагом, шулеров игры в кости, – их были тысячи. Калли и Гроунвельт вели с ними беспощадную войну.

        За эти годы Калли завоевал большое уважение у Гроунвельта своей способностью вынюхивать и привлекать в гостиницу новых клиентов. Он организовал проведение в Занаду всемирного турнира по триктраку, привлекал клиента, стоившего миллион долларов в год, даря ему каждое Рождество новый РоллсРойс. Отель проводил машину по расходам на рекламу, без налога. Клиент с удовольствием принимал машину за шестьдесят тысяч долларов, которая обошлась бы ему

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск