Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

165

исключением лишь того случая, если тебя убьют.

        Калли сказал:

        – Я обдумал все это. Я посмотрел нашу казну и обнаружил, что у нас еще не меньше одногодвух миллионов долларов в маркерах от других японских игроков. Так что я мог бы вывезти четыре миллиона долларов.

        Гроунвельт рассмеялся.

        – За одну поездку это была бы ужасная игра. С малым процентом.

        – Ну, может одна поездка, может две, три. Сначала мне надо выяснить, как это сделать.

        Гроунвельт сказал:

        – В любом случае ты берешь на себя весь риск. Насколько я могу видеть, тебе от этого ничего не перепадает. Если ты выиграешь, ты ничего не выиграешь. Если проиграешь, то проиграешь все. Если ты попадешь в подобное положение, то тогда все те годы, которые я потратил на твое обучение, можно считать потерянными. В общем, зачем тебе это надо? Это ведь не дает процентов.

        Калли ответил:

        – Послушайте, я сделаю это на свой страх и риск без посторонней помощи, и вся вина падет только на меня, если дело не выгорит. Но если я привезу четыре миллиона долларов, я хочу, чтобы меня назначили генеральным директором гостиницы. Вы знаете, что я ваш человек. Я никогда не буду против вас.

        Гроунвельт вздохнул.

        – Это ужасная игра с твоей стороны. Я не оченьто жажду видеть тебя играющим.

        – Тогда договорились? – спросил Калли. Он старался скрыть ликование в своем голосе. Ему не хотелось, чтобы Гроунвельт знал о том, как сильно он желал этого.

        – Ладно, – сказал Гроунвельт. – Но только возьми два миллиона Фуммиро, и не беспокойся о деньгах, которые должны нам другие. Если чтото случится, то мы потеряем только два миллиона.

        Калли рассмеялся, входя в игру.

        – Мы потеряем один миллион. Второй миллион принадлежит Фуммиро. Помните?

        Гроунвельт сказал совершенно серьезно:

        – Оба миллиона наши. Раз они у нас в сейфе, Фуммиро отыграет их. В этом сила этого дела.

        На следующий день Калли отвез Фуммиро в аэропорт на роллсройсе Гроунвельта. У него был приготовлен очень дорогой подарок для Фуммиро – набор древних монет, отчеканенных в период Итальянского Возрождения. Основную часть набора составляли золотые монеты. Фуммиро пришел в восторг, но Калли почувствовал за его бурным изъявлением восторга налет какогото веселья. В конце концов Фуммиро сказал:

        – Когда вы едете в Японию?

        – Недели через две – четыре, – сказал Калли. – Даже мистер Гроунвельт не будет знать точного дня. Вы понимаете почему?

        Фуммиро кивнул.

        – Да, вам надо быть очень осторожным. Я подготовлю деньги к вашему приезду.

        Когда Калли вернулся в отель, он позвонил Мерлину в НьюЙорк.

        – Мерлин, старина, как насчет того, чтобы составить мне компанию в моей поездке в Японию? Все расходы беру на себя, включая гейш.

        На другом конце линии последовало долгое молчание, потом он услышал голос Мерлина: “Конечно”.

       

       

Глава 35

       

        Предложение поехать в Японию было неожиданным, но показалось мне заманчивым. Мне нужно было быть в ЛосАнджелесе на следующей неделе, чтобы работать над сценарием. Но я так много бился с Дженел, что хотел отдохнуть от нее. Я знал, что она воспримет мою поездку в Японию как личное оскорбление, и это доставляло мне удовольствие.

        Валли спросила меня, долго ли я пробуду в Японии, и я ответил, что около недели. Она никогда и ничего мне не возражала и всегда была даже счастлива, когда я уезжал, потому что в доме я испытывал какоето беспокойство, нервы постоянно были па пределе. Валли проводила очень много времени, посещая вместе с детьми родителей и других родственников.

        Когда я вышел из самолета в ЛасВегасе, Калли с роллсройсом встретил меня прямо на взлетной полосе, так что мне не надо было идти через здание аэровокзала. Это меня успокоило.

        Как– то уже давно Калли объяснил мне, почему он иногда встречает прибывших прямо на летном поле. Он делал это, чтобы не попасть под камеры надзора ФБР, которые контролировали всех приезжающих.

        Там, где все коридоры сходились в главном зале ожидания аэровокзала, были огромные часы. За этими часами в специальном боксе были установлены камеры, которые снимали толпы жаждущих побыстрее попасть в ЛасВегас игроков, прибывающих со всего мира. Вечером и ночью дежурная бригада ФБР будет просматривать снятое и проверять по своим материалам. Удачливые грабители банков, находящиеся в бегах растратчики незаконно присвоенных денег, мастера своего дела – фальшивомонетчики, удачливые похитители детей и взрослых, вымогатели поражались, когда их отлавливали еще до того, как они получали возможность отмыть в играх свои грязные деньги.

        Когда я спросил Калли, как он узнал об этом, он ответил мне, что у него в отеле работал начальником охраны бывший высокопоставленный чин ФБР, поэтому ему легко было об этом узнать.

        Я отметил, что Калли в этот раз сам вел роллсройс. Шофера не было. Объехав вокруг

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск