Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

166

здания аэровокзала, мы подъехали к отделению выдачи багажа. Ожидая мой багаж, мы сидели в машине, и Калли вкратце ввел меня в курс.

        Прежде всего он предупредил, чтобы я не говорил Гроунвельту, что мы следующим утром вылетаем в Японию. Я должен говорить, что приехал отдохнуть. Потом он рассказал мне о нашей задаче, о двух миллионах долларов в йенах, которые ему контрабандой нужно вывезти из Японии и об опасности, с которой все было связано. Он сказал со всей искренностью:

        – Знаешь, я не думаю, что здесь есть какаято опасность, но ты можешь иметь иное мнение. Поэтому если не хочешь лететь со мной, я это пойму.

        Он знал, что я не смогу ему отказать, так как был ему обязан, дважды обязан. Вопервых, он спас меня от тюрьмы. Вовторых, возвратил отложенные мои тридцать тысяч долларов после завершения всей истории. Я получил свои деньги наличными, в двадцатидолларовых бумажках, и положил их в банк в ЛасВегасе на свой счет. Объяснение должно было быть таким: я их выиграл. Калли и его люди готовы были подтвердить. Но это не понадобилось.

        – Я всегда хотел посмотреть Японию, – сказал я. – Я не против быть вашим телохранителем. Мне нужно быть вооруженным?

        Калли ужаснулся:

        – Ты хочешь, чтобы нас убили? Если уж захотят отнять у нас деньги, пусть берут. Наша защита – это секретность и быстрота передвижения. Я все проработал.

        – Тогда зачем же я? – спросил я из любопытства и осторожности.

        Калли вздохнул.

        – До Японии очень далеко, – сказал Калли. – Мне необходимо твое общество. Мы можем пить джин в самолете и задержаться в Токио поразвлекаться. Кроме этого, ты сильный парень, и если какиенибудь специалисты воспользуются моментом, чтобы схватить и бежать, то ты отпугнешь их.

        – Хорошо, – сказал я. Но все это было всетаки сомнительно.

        В тот вечер мы обедали с Гроунвельтом. Выглядел он не блестяще, но был в хорошей форме и рассказывал о начале своей жизни в ЛасВегасе. Как он сколотил себе состояние в необложенных налогом долларах, пока федеральные власти не направили сюда армию шпионов и бухгалтеров.

        – Богатыми становятся во тьме, – сказал Гроунвельт. Он сам, без устали работая во тьме, стал богатым. – В этой стране можно стать богатым только во тьме. И все эти тысячи магазинов и фирм, снимающих сливки, добирающихся до вершин, крупные компании – все они создают законное поле деятельности во тьме.

        Но нигде не было таких возможностей, как в Вегасе. Гроунвельт стряхнул пепел с гаванской сигары и с удовлетворением продолжил:

        – Это и делает Вегас таким сильным. Здесь можно разбогатеть во тьме легче, чем гделибо. Вот в чем его сила.

        Калли сказал:

        – Мерлин как раз остается здесь на ночь. А утром я думаю отправиться с ним в ЛосАнджелес и приобрести чтонибудь из антиквариата. И разведаю там ситуацию с маркерами по некоторым из Голливуда.

        Гроунвельт выпустил большой клуб дыма.

        – Хорошая мысль. Я истощил свой запас подарков, – рассмеялся он. – Вы знаете откуда у меня возникла мысль дарить подарки? Из книги об азартных играх, опубликованной в 1870 году. Образование – великая вещь. – Он вздохнул и поднялся, показывая, что нам пора идти. Пожал мне руку и потом любезно проводил нас до дверей своих апартаментов. Когда мы выходили, он многозначительно бросил Калли:

        – Удачного путешествия!

        Выйдя из отеля на террасу с искусственной зеленой травой, мы с Калли остановились. Светила луна. Небо было безоблачным, и была видна взлетнопосадочная полоса с миллионами красных и зеленых огней, а вдалеке темнели пустынные горы.

        – Он знает, что мы едем, – сказал я Калли.

        – Знает так знает, – ответил Калли. – Приходи ко мне завтракать в восемь утра. Нам рано уезжать.

        На следующее утро мы вылетели в СанФранциско. Калли нес огромный чемодан из отличной коричневой кожи, углы его были заделаны латунными наугольниками. Латунные полосы опоясывали чемодан. На нем была тяжелая замковая пластина, которая прекрасно выглядела и была чрезвычайно прочной.

        – Его просто так не откроешь, – заметил Калли. – И нам будет легко следить за ним, когда чемоданы повезут на багажной тележке.

        Я никогда не видел ничего подобного и сказал об этом.

        – Это антиквариат. Я купил его в ЛосАнджелесе, – уклончиво ответил Калли.

        Мы сели в Боинг743 японской авиакомпании за пятнадцать минут до отлета. Калли специально так сделал.

        Во время долгого полета мы пили джин и играли, и к моменту приземления в Токио я выиграл у него шесть тысяч долларов. Калли, казалось, это нисколько не волновало. Он только дружески похлопал меня по спине и сказал:

        – Отыграюсь на обратном пути.

        До гостиницы мы поехали на такси. Я сгорал от нетерпения увидеть этот сказочный город Дальнего Востока. Но он оказался запущенным и закопченным подобно НьюЙорку. Город казался не таким огромным, как НьюЙорк, люди в нем были меньшего

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск