Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

168

И не паникуй. Я проделал этот маршрут год назад с небольшими деньгами, для пробы.

        – Достань мне оружие, – сказал я. – У меня жена и трое детей. Я не хочу дешево продавать свою жизнь. – Но сказал так, для смеха. Калли и так уже вовлек меня в это предприятие.

        Но Калли не понял, что я шучу.

        – Тебе нельзя иметь оружие, – сказал он. – У каждой японской авиакомпании есть система электронной проверки пассажиров и ручной клади. И большинство их просвечивает рентгеном сдаваемый багаж. – Он немного помолчал. – Единственная компания, которая не просвечивает багаж – это “Касей”. Так что, если со мной чтонибудь случится, ты знаешь, что делать.

        – Могу себе представить, как я буду в Гонконге один с двумя миллионами долларов, – сказал я. – У меня в шее будет сидеть миллион тесаков.

        – Не беспокойся, – спокойно произнес Калли. – Ничего не случится. Пробьемся.

        Я засмеялся, но беспокойство меня не покидало.

        – А если всетаки случится, – сказал я, – что мне тогда делать в Гонконге? Калли сказал:

        – Тебе нужно будет явиться в Банк Футаба и спросить вицепрезидента. Он возьмет деньги и обменяет их на гонконгские доллары. Даст тебе квитанцию и попросит за услуги, может, тысяч двадцать долларов. Потом он обменяет гонконгские доллары на американские и попросит еще пятьдесят тысяч долларов. Американские доллары будут отправлены в Швейцарию, и тебе дадут еще одну квитанцию. А через неделю отель Занаду получит тратту о, произведенном перечислении от Швейцарского банка на два миллиона минус сумма на оплату услуг гонконгского банка. Видишь, как просто все это?

        Я думал о сказанном на обратном пути в гостиницу. Наконец, снова вернулся к своему первоначальному вопросу.

        – Зачем же, черт побери, я тебе нужен?

        – Не спрашивай больше ни о чем, а делай то, что я скажу, – сказал Калли. – Ты мне обязан, так?

        – Да, – ответил я. И больше вопросов не задавал.

        Когда мы вернулись в отель, Калли сделал несколько телефонных звонков, разговаривая пояпонски, а потом сказал, что уходит.

        – Я вернусь чтото около пяти дня, – предупредил он. – Или чуть позже. Жди меня здесь. Если я сегодня вечером не вернусь, ты вылетишь утренним рейсом домой. О’кей?

        – О’кей, – сказал я.

        Сначала я пытался читать в спальне номера, а потом мне померещился какойто шум в гостиной, и я пошел туда. Я заказал ленч в номер и позвонил в Штаты. Мне дали Штаты уже через несколько минут, что удивило меня. Я думал, что это займет не меньше получаса.

        Валери сразу же взяла трубку, и я почувствовал по ее голосу, что ей приятно, что я звоню.

        – Как таинственный Восток? – спросила она. – Хорошо проводишь время? Уже был в доме гейш?

        – Нет еще, – сказал я. – Пока все, что я видел в Токио, – это горы мусора. И с тех пор жду Калли. Он вышел по делам. Ну, хоть выиграл у него шесть тысяч.

        – Хорошо, – сказала Валери. – Купи мне и детям несколько этих знаменитых кимоно. Да, между прочим, вчера тебе звонил какойто человек, который назвавшись твоим другом в Вегасе, хотел встретиться с тобой там. Я сказала ему, что ты в Токио.

        У меня екнуло сердце. Я спросил:

        – Он назвался?

        – Нет, – сказала Валери. – Не забудь про подарки.

        – Не забуду, – сказал я.

        Остальная часть дня прошла в некотором беспокойстве: я позвонил в авиакомпанию, чтобы заказать на завтрашнее утро билет обратно в Штаты, и вдруг почувствовал, что не очень уверен, что Калли вернется. Осмотрев его спальню, я не обнаружил большого обитого латунью чемодана.

        Уже начало смеркаться, когда пришел Калли. Он потирал руки, возбужденный и довольный.

        – Все в порядке, – сказал он. – Беспокоиться не о чем. Сегодня вечером мы развлечемся, а завтра закончим дела. На следующий день, послезавтра мы будем в Гонконге.

        Я звонил жене, – рассказал я. – Мы немного поболтали. Она сказала, что какойто парень звонил из Вегаса и спрашивал, где я. Она ответила, что в Токио.

        Это несколько охладило его. Он немного подумал, потом пожал плечами.

        – Это, похоже, Гроунвельт, – сказал Калли. – Хотел удостовериться, что предчувствия его не обманули. Только у него есть номер твоего телефона.

        – Ты доверяешь Гроунвельту в таком деле? – спросил я Калли. И сразу же понял, что перегнул.

        – Что за ерунду ты несешь? – возмутился он. – Этот человек был для меня как отец все эти годы. Он сделал меня человеком. Я доверяю ему больше, чем любому другому, даже больше, чем тебе.

        – О’кей, – сказал я. – Тогда почему ты ему не сказал, что мы уезжаем? Зачем ты ему наплел насчет этой покупки антиквариата в ЛосАнджелесе?

        – Потому что так он учил меня действовать, – сказал Калли. – Никогда не говорить никому ничего, что ему не положено знать. Он будет гордиться мной за это, хотя и понимает. Я сделал правильно, – потом он сбавил тон, смягчился.

        – Пошли, – сказал он. – Одевайся. Сегодня

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск