Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

171

ему о девушке в особняке.

        Калли ухмыльнулся.

        – Это Фуммиро. Черт побери, тебе повезло. А я всю ночь был в бегах, – он немного помолчал. – Значит, ты, наконец, раскололся. Бьюсь об заклад, что ты впервые оказался неверен этой твоей в ЛосАнджелесе.

        – Пожалуй, – сказал я. – Но, черт побери, все это не в счет, за три тысячи миль от Калифорнии.

        Когда мы приземлились в Гонконге, Калли поторопил меня:

        – Иди в зал выдачи багажа и жди чемодан. Я подожду у самолета, пока они разгрузят. Потом пойду за тележкой с багажом. Так ни один воришка не сможет умыкнуть его.

        Я быстро прошел через здание аэровокзала к багажной вертушке. В аэропорту было очень много народу, но лица людей отличались от японских, хотя большинство их имело восточный вид. Вертушка начала вращаться, и я стал внимательно следить, когда появится обитый чемодан. Через десять минут я стал беспокоиться, почему нет Калли. Взглянув вокруг, я с облегчением увидел, что здесь не ходят в марлевых масках. Они очень пугали меня, как призраки. Я не увидел никого, кто бы мог выглядеть подозрительно.

        Потом на вертушку выехал обитый латунью чемодан. Я взял его, как только он подъехал ко мне. Он был все так же тяжел. Я осмотрел его, и удостоверился, что его не пытались вскрыть. Когда я это проделывал, то заметил маленький квадратный ярлык, прикрепленный к ручке чемодана. На нем было написано “Джон Мерлин”, а под этой надписью мой домашний адрес и номер паспорта. Только теперь мне стало понятно, почему Калли пригласил меня с собой в Японию. Если бы комуто и пришлось садиться в тюрьму, то именно мне.

        Я сел на чемодан, а через три минуты появился Калли. На его лице засияла улыбка, когда он увидел меня.

        – Прекрасно, – сказал он. – Нас ждет такси. Едем в банк.

        На этот раз он взял чемодан сам и без лишних слов понес его из здания аэровокзала к такси.

        Мы ехали боковыми улочками, забитыми людьми. Я ничего не сказал, так как был очень обязан Калли. А теперь мы квиты, но неприятное чувство не проходило от того что меня обманули и подвергли такому риску. Да, Гроунвельт будет гордиться им. Поэтому я решил ничего не говорить Калли. Он все равно уже все знает сам. Мне бы он в любом случае чтонибудь выдал сразу же или чтонибудь придумал бы на ходу, какуюнибудь историю.

        Такси остановилось перед ветхим зданием на главной улице. На окне золотыми буквами была сделана надпись “Международный Банк Футаба”. По обе стороны от дверей стояли два человека в форме с автоматами.

        – Суровый город, этот Гонконг, – сказал Калли, кивая в сторону охранников. Он взял чемодан и пошел к дверям.

        Внутри Калли прошел в холл, постучал в дверь, и мы вошли. Небольшого роста евразиец с бородой, улыбаясь, посмотрел на Калли и пожал ему руку. Калли представил меня ему, однако фамилия моя оказалась странной комбинацией какихто слогов. Потом этот евразиец повел нас дальше по холлу в огромный зал с длинным столом для совещаний. Калли забросил чемодан на стол и раскрыл его. Должен признаться, зрелище было впечатляющее. Чемодан был набит хрустящей японской валютой, напечатанной черным цветом на сероголубой бумаге.

        Евразиец снял трубку и произнес в нее несколько слов покитайски, должно быть указаний. Через несколько минут зал заполнился банковскими служащими. Их было человек пятнадцать, все они были в черных блестящих костюмах. Они налетели на чемодан, Им понадобилось больше трех часов, чтобы сосчитать и запротоколировать деньги, пересчитать их и снова проверить. Потом евразиец отвел нас опять в свой офис, заполнил целую пачку бумаг, потом подписал их, поставил на них печати и передал их Калли. Просмотрев бумаги, Калли сунул их в карман. Целая пачка документов – вот так “небольшая” квитанция!

        После всего этого мы вышли из банка и очутились на залитой солнцем улице. Калли был вне себя от возбуждения.

        – Мы сделали это, – сказал он, – и теперь свободны.

        Я покачал головой.

        – Как ты мог пойти на такой риск? – сказал я. – Это безумие, таскать так много денег.

        Калли с улыбкой посмотрел на меня.

        – А ты думаешь, веселое занятие – заниматься казино в Вегасе? Все это риск. У меня рисковая работа. И на этой работе я имею приличную долю.

        Когда мы сели в такси, Калли сказал шоферу, чтобы тот отвез нас в аэропорт.

        – О Боже, – сказал я, – мы проехали полмира, а я не могу даже попробовать гонконгских яств.

        – Не будем искушать судьбу, – сказал Калли. – Ктонибудь может подумать, что мы еще с деньгами. Поедемка быстрей домой.

        Во время долгого обратного перелета в Штаты Калли был вне себя от счастья и отыграл семь из десяти тысяч долларов, которые был мне должен. Он бы отыграл их все, если бы я не кончил игру.

        – Давай, давай, сыграем еще, – сказал он. – Дай мне шанс отыграться. Будь честным.

        Я посмотрел ему прямо в глаза.

        – Нет, – сказал я. – Хочу

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск