Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

110

принять ванну и переодеться.

        Султан приказал, чтобы Ябрила тайно вывезли из самолета и доставили во дворец. Ябрил ждал в большом зале и заметил, что там полно телохранителей султана в армейской форме. Были и другие симптомы, что во дворце наблюдается состояние тревоги. Ябрил тут же почувствовал, что ему угрожает опасность, но был не в силах ее предотвратить.

        Когда его ввели в приемную султана, он испытал облегчение. Султан рассказал ему о беседе с американскими посланцами.

        – Я обещал им, что ты освободишь заложников без всяких переговоров. Теперь ты ждем решения американского конгресса.

        – Но это значит, что я предал моего друга Ромео. Это удар по моей репутации.

        – Когда его будут судить за убийство Папы, – улыбнулся султан, – ты получишь отличную рекламу. А если ты останешься на свободе после этой удачной операции и убийства дочери президента Соединенных Штатов, это и будет славой. Но ты в конце преподнес мне мерзкий сюрприз. Хладнокровно убить девушку – это мне не нравится, к тому же, это неумно.

        – В этом был свой смысл, – возразил Ябрил.

        – Теперь ты можешь быть доволен, – заметил султан. – В конце концов, ты сталкиваешь его с поста президента Соединенных Штатов. Тебе такое не снилось даже в самых безумных снах.

        Султан приказал одному из своей свиты:

        – Пойди в апартаменты господина Оудика и приведи его сюда.

        Вошедший Оудик не пожелал обменяться рукопожатием с Ябрилом и вообще дал понять, что не знает его. Он только глянул в его сторону, а Ябрил с улыбкой поклонился. Он знал этот тип людей, этих вампиров, пьющих кровь арабов, которые заключают контракты с султанами и королями, чтобы обогащать Америку и другие иностранные государства.

        – Господин Оудик, – обратился султан, – объясните, пожалуйста, моему другу, как ваш конгресс будет разделываться с президентом.

        Оудик рассказал. Его речь была убедительной, и Ябрил поверил ему, однако спросил:

        – А вдруг чтото не сработает, и вы не наберете двух третей голосов?

        – Тогда, – мрачно сказал Оудик, – вы, я и султан окажемся в полном дерьме.

        Президент Фрэнсис Ксавье Кеннеди, просмотрев представленные ему Мэтью Глэдисом бумаги, пометил их своими инициалами. Он заметил удовлетворение на лице Глэдиса и понял его причину. Они будут добиваться одобрения американского народа. В другое время и при других обстоятельствах Кеннеди возмутило бы это выражение самодовольства, но сейчас он осознал, что это самый опасный момент в его политической карьере, и он должен использовать любое доступное ему оружие.

        Сегодня вечером конгресс постарается вынести ему импичмент. Для этого они будут использовать туманные формулировки Двадцать пятой поправки к конституции. Быть может, если бы у него было время, он сумел бы выиграть эту битву, но потом будет слишком поздно. Берт Оудик устроит освобождение заложников, в обмен на это даст Ябрилу скрыться. Гибель его дочери останется неотомщенной, убийца Папы окажется на свободе. Но Кеннеди очень рассчитывал на то, что своим выступлением по телевидению он вызовет такую волну телеграмм, которая заставит конгресс дрогнуть. Он знал, что народ поддержит его действия. Люди разгневаны убийством Папы и дочери президента, они разделяют его горе. В этот момент он ощущал единение с народом. Народ стал его союзником против коррумпированного конгресса, против прагматичных и беспощадных бизнесменов вроде Берта Оудика.

        Как и всегда в своей жизни, он остро воспринимал трагедию несчастных людей, вынужденных вести постоянную борьбу за выживание. В самом начале своей карьеры он дал клятву, что никогда не позволит растлить себя любовью к деньгам. Он вырос, презирая власть богатства, когда деньги используются как меч. Сейчас он начал понимать, что всегда выступал в некотором роде победителем, неуязвимым человеком, стоящим выше своих сограждан. Он всегда воспринимал себя как частицу мира богатых, хотя и защищал бедных, и никогда не испытывал ненависть, которую должны испытывать люди низших классов. А теперь он ее ощущал. Теперь богачи, люди, обладающие властью, свергают его, и он обязан победить ради самого себя. Он был полон ненависти.

        Но он не должен поддаваться страсти в наступающем кризисе, нежно сохранять ясный рассудок. Даже если его подвергнут импичменту, он должен быть уверен, что вернется

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск