Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

174

прочее.

        – Мило, – сказал я. – Не могу и подумать, чтобы Дженел пришло в голову все это.

        Элис рассмеялась:

        – Нет, это все я.

        Затем она повела меня показывать три спальни. Одна из них явно предназначалась для ребенка.

        – Это для сына Дженел, когда он приезжает к нам. Потом мы прошли в главную спальню, где стояла огромная постель. Она и в самом деле переделала ее.

        Это была явно женская спальня: с куклами на стенах, большими подушками на диване и телевизором в ногах постели.

        – Чья это спальня? – спросил я.

        – Моя, – ответила Элис.

        Мы прошли в третью спальню, которая была явно бутафорской и использовалась, это было видно, как чулан. Всякого рода рухлядь и обломки мебели были разбросаны по комнате. Постель была маленькая, покрытая стеганым одеялом.

        – Ну, а это чья спальня? – спросил я издевательски.

        – Это спальня Дженел, – ответила Элис, отпустила мою руку и отвернулась.

        Я понял, что она лжет: они с Дженел спали вместе в большой спальне.

        Мы вернулись в гостиную и стали ждать. В десять тридцать зазвонил телефон. Это была Дженел.

        – О Боже! – сказала она. В ее голосе звучали трагические нотки, как будто ее поразила неизлечимая болезнь. – Мы еще не закончили. Может, через час. Ты подождешь?

        Я рассмеялся.

        – Конечно, подожду.

        – Я позвоню еще, – сказала Дженел. – Как только будет ясно, что кончаем, о’кей?

        – Конечно, – сказал я.

        Мы подождали с Элис до двенадцати часов. Она хотела приготовить мне чтонибудь поесть, но я отказался. К этому времени мне уже стало смешно. Нет ничего смешнее, когда с тобой поступают, как с полным идиотом.

        В полночь телефон зазвонил снова, и я уже знал, что она скажет. И она действительно сказала это. Они еще не кончили. И когда кончат, она не знает.

        Я был очень счастлив с ней. Я знал, что она когдато устанет. Что я не увижу ее до утра и не буду ей звонить завтра из дома.

        – Дорогой мой, ты оченьочень мил, так мил. Я не знаю, как и извиняться перед тобой, – сказала Дженел. – Позвони мне завтра во второй половине дня.

        Я попрощался с Элис. Она поцеловала меня в дверях. Это был поцелуй сестры. Она спросила:

        – Ты позвонишь завтра Дженел, да?

        – Конечно, я позвоню ей из дома, – ответил я.

        Я вылетел из НьюЙорка на очень раннем самолете, и из аэропорта им. Кеннеди позвонил Дженел. Она обрадовалась.

        – Я боялась, что не позвонишь.

        – Я же обещал, что позвоню.

        – Мы работали до трех ночи и сегодня репетиция будет не раньше девяти вечера. Я могу приехать к тебе в гостиницу на пару часов, если хочешь, – предложила она.

        – Конечно, я хочу тебя видеть. Но я сейчас в НьюЙорке. Я сказал тебе, что позвоню из дома.

        Последовало долгое молчание.

        – Понимаю, – наконец проговорила она.

        – Ладно, – сказал я. – Я позвоню тебе, когда опять приеду в ЛосАнджелес. Хорошо?

        Опять последовало долгое молчание, а потом она сказала:

        – Ты был невероятно добр ко мне, но я не могу больше позволять тебе причинять мне боль.

        И повесила трубку.

        Однако в следующий мой приезд в Калифорнию мы помирились и начали все сначала. Она хотела быть совершенно честна со мной, обещала, что никогда больше не будет лгать мне и в доказательство рассказала мне об Элис и себе. Это была интересная история, но ничего не доказывала, во всяком случае, мне. Если не считать того, что было неплохо узнать правду наверняка.

       

       

Глава 37

       

        Дженел жила у Элис Десанитис уже два месяца, прежде чем начала понимать, что Элис любит ее. Ей понадобилось для этого столько времени, потому что обе они днем очень напряженно работали. Дженел носилась тудасюда для переговоров, которые устраивал ей ее агент. Элис работала допоздна дизайнером костюмов для дорогого фильма.

        У них были отдельные спальни. Но поздно по вечерам Элис приходила в комнату Дженел и садилась на ее постель, чтобы поболтать с ней. Она готовила ктонибудь поесть и горячий шоколад, чтобы лучше спалось. Обычно они разговаривали о работе. Дженел рассказывала истории о хитроумных и не очень хитроумных шагах, которые предпринимались в отношении нее в течение дня, и обе они смеялись над этим. Элис никогда не говорила Дженел, чтобы она поощряла эти шаги, пользуясь своей южной красотой и очарованием.

        У Элис был проницательный взгляд. Она была высокого роста, очень деловая и твердая в отношениях с внешним миром. Но она была очень мягка и добра с Дженел. Она, как сестра, целовала Дженел, прежде чем они укладывались спать каждая в своей спальне. Дженел восхищалась ее умом и высочайшей компетентностью в своем деле – дизайне одежды.

        Элис закончила свою работу на картине в то же самое время, когда сын Дженел Ричард приехал к ним, чтобы провести с матерью часть своих летних каникул. Обычно, когда сын приезжал к ней, она посвящала ему все свое свободное время: показывала

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск