Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

181

в ширину и два дюйма в длину.

        Дженел спросила:

        – Что это?

        – Это режиссерский кредит фильму, – сказала Элис. – Я вырезала его.

        – Зачем? – спросила Дженел.

        – Потому что подумала, что тебе будет приятно, – сказала Элис.

        Я смотрел на Дженел и Элис. Фильм я видел. Это была неплохая работа. Дженел и Элис сделали его с тремя другими женщинами. Это было их совместное предприятие, чисто женское, на свой страх и риск. У Дженел был кредит как у кинозвезды. У Элис был кредит за режиссуру. Еще две женщины получили кредит в соответствии с работой, которую они выполняли по созданию фильма.

        – Нам нужен режиссерский кредит. Мы не можем делать фильм без режиссерского кредита, – сказала Дженел.

        Я не мог удержаться и вмешался:

        – Я думал, что Элис занимается режиссурой, – сказал я.

        Дженел сердито взглянула на меня.

        – Ей было поручено это, – сказала она. – Но я сделала много предложений по режиссуре и считаю, что должна получить за это какуюто долю кредита.

        – О Боже, – сказал я. – Ты же кинозвезда, главная в фильме. Элис причитается кредит за ее работу.

        – Конечно, – сказала Дженел с возмущением. – Я сказала ей об этом. Я не говорила, чтобы она вообще отказалась от кредита. А она отказалась.

        – Как ты сама считаешь? – спросил я, повернувшись к Элис.

        Элис спокойно ответила:

        – Дженел выполнила очень много работы по режиссуре, а я не цепляюсь за кредит. Пусть его берет Дженел. Мне он и в самом деле не нужен.

        Я видел, что Дженел очень рассердилась. Она не любила попадать в такое ложное положение, но я чувствовал, что она не собирается оставлять Элис весь кредит за режиссуру в фильме.

        – Черт возьми, – возмутилась Дженел. – Не смотри на меня так. Я получила деньги на фильм и собрала людей, и мы все помогали писать сценарий, и он не был бы написан без меня.

        – Хорошо, – сказал я. – Тогда возьми кредит как продюсер. Почему ты так цепляешься за режиссерский кредит?

        Тогда вмешалась Элис:

        – Мы покажем этот фильм как конкурентный по Академии и Фильмексу, и у таких фильмов, люди это чувствуют, самой важной является режиссура. Режиссер получает большую часть кредита на картину. Я думаю, что Дженел права. – Она повернулась к Дженел: – Как ты хочешь, чтобы распределялся режиссерский кредит?

        Дженел сказала:

        – Кредит пусть идет нам обеим, а ты поставь свое имя первым. Хорошо?

        – Ладно, как хочешь, – ответила Элис.

        После ленча Элис сказала, что ей надо уезжать, хотя Дженел просила ее остаться. Я наблюдал, как они прощаются, целуются, а потом проводил Элис к ее машине.

        – Ты в самом деле согласна? – спросил я ее.

        Сохраняя полное спокойствие, сдержанно, прекрасная в таком своем состоянии, она сказала:

        – Да, согласна. С Дженел случилась истерика после первого показа, когда все бросились ко мне с поздравлениями. Такая уж она есть, а для меня важнее, чтобы она чувствовала себя счастливой, чем заниматься всей этой ерундой. Понимаешь?

        Я улыбнулся ей и поцеловал в щеку на прощанье.

        – Нет, – сказал я. – Не понимаю таких вещей.

        Я вернулся в дом, но Дженел нигде не было видно. Я подумал, что она, должно быть, пошла прогуляться по берегу, и не хотела, чтобы я шел с ней. И точно, через час я заметил, как она ходит по песку у воды. А когда она вернулась в дом, то сразу пошла в спальню. Когда я обнаружил ее там, то увидел, что она в постели, накрывшись простыней и одеялом, и плачет.

        Я молча сел на постель. Она протянула руку и взяла меня за руку. Она все еще плакала.

        – Ты думаешь, что я такая гадость, да? – сказала она.

        – Нет, – сказал я.

        – И ты думаешь, что Элис просто удивительная, так?

        – Она мне нравится, – осторожно проговорил я.

        Я знал, что она боялась, вдруг я подумаю, что Элис лучше ее.

        – Это ты попросила ее вырезать этот кусочек негатива, – спросил я.

        – Нет, – сказала Дженел. – Она сама это сделала.

        – Хорошо, – сказал я. – Тогда прими это, как есть, и не мучайся, кто сделал больше, кто лучше. Она хотела сделать это для тебя, согласись. Ты же знаешь, что сама хочешь, чтобы было так.

        Она опять стала плакать. И в самом деле она была истеричкой. Я приготовил ей суп и дал ее лекарство, эти голубые десять миллиграммов, приносившие ей удовлетворение. Она заснула и проспала весь вечер и следующую ночь, до утра в воскресенье.

        До вечера я читал. Потом смотрел на берег и на воду, пока не занялся рассвет.

        Дженел наконец проснулась. Было около десяти часов утра. В Малибу начинался прекрасный день. Я сразу же понял, что она будет чувствовать себя неловко в моем присутствии и не хочет, чтобы я оставался здесь и дальше. Она, как обычно, запротестовала, как протестуют прекрасные южанки. Но я видел, как разгорелись ее глаза. Она хотела позвать Элис и выказать ей свою любовь.

        Дженел проводила меня до машины. На ней

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск