Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

185

настроение.

        – Ты знаешь, обычно узнают об этом только тогда, когда об этом скажет партнер.

        Дженел опустила ноги и выпрямилась.

        – Спасибо тебе большое, – заметила она. – Ты что, готовишься мне сообщить, что заразился и, следовательно, я тоже?

        – Нет, – ответил я. – Я чист, но уж если я подцеплю чтонибудь, то буду знать наверняка, что это либо от тебя, либо от моей жены.

        Дженел посмотрела на меня саркастически:

        – Но твоя жена вне подозрений, так?

        – Совершенно верно.

        – Так вот, чтоб ты знал, – сказала Дженел, – я бываю у своего гинеколога каждый месяц и прохожу полное обследование.

        – Это все муть, – сказал я. – Единственно, как об этом можно узнать – это сделать мазок. А большинство гинекологов этого не делают. Мазок берется с шейки матки и помещается в высокий узкий стакан со светлокоричневой желеобразной жидкостью. Это очень хитрый тест и не всегда показывает положительную реакцию.

        Она слушала, как завороженная: я попал не в бровь, а в глаз.

        – А если ты думаешь, что можно избежать неприятностей, просто поработав языком, так знай, что шансы подцепить чтонибудь при таком виде секса гораздо хуже для женщины, чем для мужчины.

        Дженел соскочила с кровати. Она хихикала, но тут закричала:

        – Нечестно! Нечестно!

        Мы оба стали смеяться.

        – Но гонорея – это пустяки, – продолжал я. – Сифилис – вот действительно ХРЕНОВАЯ вещь. Занимаясь с парнем французской любовью, можно поиметь славный шанкр во рту, на губах и даже в горле. И тогда – прощай карьера актрисы! На что нужно обращать внимание – это на цвет шанкра, имеет ли он бледнокрасный цвет и переходит ли в бледнокрасную язвочку, не кровоточащую. И вот в чем тут еще хитрость: все симптомы могут исчезнуть в срок от одной до пяти недель, но болезнь все так же будет жить в твоем организме, и после этого ты можешь когонибудь заразить. У тебя может возникнуть вторичное поражение или сыпь на ладонях и ступнях.

        Я поймал ее ступню и сказал:

        – Нет, у тебя ее нету.

        Она сидела, как заколдованная, и ей даже не пришло в голову спросить, с чего это вдруг мне вздумалось читать ей лекцию.

        – Ну, а мужчины? Вы то, негодяи, что имеете со всего этого?

        – Мы то? Мы имеем воспаление лимфатических узлов в паху, поэтому иногда говорят, что, мол, у него две пары яиц, или мы можем начать лысеть. Поэтому когдато давно слово “хэаркат” * на жаргоне означало “сифилис”. Но все же, находишься ты не в такой уж плохой форме. С помощью пенициллина все это можно убрать. И опятьтаки, как я уже говорил, мужчины знают, что заражены, а женщины – нет, и поэтому женщины как раз биологически не приспособлены к разгульной жизни.

        * Haircut – стрижка (англ.)

        Вид у Дженел был слегка ошарашенный.

        – Ты находишь это восхитительным? Ах ты, сукин сын!

        До нее начало доходить. Очень мягко я продолжал:

        – Но не настолько все это ужасно, как кажется. Даже если ты и не знаешь, что у тебя сифилис или, как это происходит у большинства женщин, у тебя нет никаких симптомов, пока однажды какойнибудь парень не скажет тебе об этом по доброте душевной. За один год ты не станешь заразной. Ты никого не заразишь. – Я улыбнулся. – Если только ты не беременна. Тогда у ребенка будет врожденный сифилис.

        Я видел, что эту мысль она отбросила.

        – Если прошел год, две трети заразившихся живут как ни в чем не бывало, без всяких болезненных проявлений. Им повезло. С ними все в порядке.

        Я снова улыбнулся.

        С подозрительностью Дженел спросила:

        – А оставшаяся треть?

        – Для них дело плохо, – ответил я. – Сифилис поражает сердце, поражает кровеносные сосуды. Он может затаиться на десять, на двадцать лет, а потом вызвать безумие, может вызвать паралич, и будешь паралитиком. Кроме того, он может повлиять на зрение, на легкие и на печень. И тогда, детка, труба.

        – Ты мне все это говоришь лишь для того, чтобы я не спала с другими мужчинами. Просто стараешься нагнать на меня страху, совсем как моя мать, которая пугала меня в мои пятнадцать, что я могу забеременеть.

        – Ясное дело. Но это все подтверждается наукой. В моральном смысле у меня никаких возражений нет. Ты имеешь право трахаться с кем угодно. Мне ты не принадлежишь.

        – Ах, ты, хитрюга, – проговорила Дженел. – Может быть, изобретут какиенибудь таблетки, вроде противозачаточных.

        Я придал своему голосу очень искренний тон.

        – Конечно. Уже есть такие таблетки. Если за час до полового контакта ты принимаешь таблетку, содержащую пятьсот миллиграммов пенициллина, то это полностью убивает инфекцию. Но иногда это не срабатывает, подавляются только симптомы, а лет через десять или двадцать тебя возьмет и скрутит. Если принять антибиотик слишком рано или слишком поздно, спирохеты будут размножаться. Знаешь, что такое спирохеты? По форме они напоминают штопор, они заполняют твою кровь, а

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск