Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

112

завораживающий его волшебный голос, в котором звучали мелодии великих ирландских поэтов творили чудеса. Помогало и то, что его мысли, логика изложения всегда были кристально ясными. И все это впечатление подкреплялось магическими воспоминаниями о его двух убитых дядях. А конгресс и Сократов клуб будут выглядеть монстрами.

        Когда Лоуренс Салентайн торопливо вошел в кабинет, Кеннеди, не здороваясь, обратился к нему:

        – Я надеюсь, вы не скажете мне того, что я предполагаю.

        – Я не знаю, что вы предполагаете, – холодно возразил Салентайн. – Руководители телекомпаний уполномочили меня сообщить наше решение не предоставлять вам сегодня эфир. Для нас это было бы равносильно вмешательству в процесс импичмента.

        Кеннеди улыбнулся и сказал:

        – Мистер Салентайн, импичмент, даже если он удастся, продлится только тридцать дней. А что потом?

        Подобные угрозы не были свойственны Фрэнсису Кеннеди. Салентайну пришло в голову, что и он, и главы других телевизионных компаний ввязались в весьма опасную игру. Юридические основания федерального правительства выдавать лицензии телевизионным компаниям практически давно устарели, но сильный президент может показать свои зубы. Салентайн понимал, что должен вести себя весьма осторожно.

        – Господин президент, – произнес он, – наша ответственность столь велика, что мы вынуждены отказать вам в эфирном времени. К моему сожалению и к огорчению всех американцев, вы находитесь сейчас накануне импичмента, это ужасная трагедия, и я выражаю вам свое сочувствие. Но телевизионные компании сошлись на том, что ваше выступление будет не в интересах народа или нашего демократического процесса. – Он сделал паузу и потом продолжил. – Но после голосования в конгрессе, выиграете вы или проиграете, мы предоставим вам телевизионный эфир.

        Фрэнсис Кеннеди горько засмеялся и сказал:

        – Вы можете идти.

        Один из сотрудников Службы безопасности проводил Лоуренса Салентайна. И тогда Кеннеди обратился к своему штабу:

        – Джентльмены, поверьте мне, – Кеннеди уже не улыбался, синева его глаз приобрела сероватый оттенок, – они переиграли. Они нарушили нашу конституцию.

        Движение транспорта вокруг Белого дома было перекрыто, оставались только узкие проходы для правительственных машин. Все остальное пространство заполонили телекамеры и служебные автобусы. Конгрессменов на пути к Капитолийскому холму бесцеремонно перехватывали тележурналисты и допрашивали по поводу чрезвычайной сессии, потом по телевидению передали официальное сообщение, что конгресс соберется в одиннадцать вечера для голосования предложения об отстранении президента Кеннеди с его поста.

        В Белом доме Кеннеди и его штаб сделали все возможное для отражения атаки. Оддблад Грей звонил по телефону сенаторам и конгрессменам, уговаривая их. Юджин Дэйзи обзванивал членов Сократова клуба, пытаясь заручиться поддержкой когонибудь из дельцов большого бизнеса. Кристиан Кли разослал лидерам конгресса памятную записку, обращавшую их внимание на то, что без подписи вицепрезидента отстранение Кеннеди будет незаконным. Но конгресс отказался считаться с этим.

        Незадолго до одиннадцати Кеннеди и его штаб собрались в Желтой зале у специально поставленного телевизора. Хотя заседания конгресса не транслировались по коммерческим каналам, они записывались на пленку и по специальному кабелю передавались в Белый дом.

        Конгрессмен Джинц и сенатор Ламбертино поработали на славу. Все было отлично спланировано. Патси Тройка и Элизабет Стоун тесно сотрудничали, прорабатывая все детали. Необходимые документы были готовы для вручения их правительству.

        В Желтой зале Фрэнсис Кеннеди и его личный штаб наблюдали по телевизору за всей процедурой. Конгрессу, конечно, потребуется время, чтобы пройти через формальности, прежде чем он приступит к голосованию. Но они знали, каким будет результат. Конгресс и Сократов клуб обеспечили его мощным прессингом.

        – Отто, вы сделали все, что могли, – сказал Кеннеди Оддбладу Грею.

        В этот момент вошел один из дежуривших в Белом доме офицеров и передал Дэйзи записку. Дэйзи глянул в нее, и на его лице отразилось потрясение. Он передал записку Кеннеди.

        На экране телевизора конгресс только что проголосовал за отстранение Фрэнсиса Кеннеди от власти. В Вашингтоне было одиннадцать вечера, а в Шерабене

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск