Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

199

– Верно, – отозвался Уэгон. – Давайте продолжим.

        На четвертый день, после работы в студии, я решил пойти посмотреть кино. Попросил, чтобы отель вызвал мне такси и поехал в Вествуд. Как обычно, перед кинотеатром стояла длинная очередь, и я встал в конец. У меня была с собой книжка. После кино я планировал поужинать в ближайшем ресторане, а потом на такси добраться до отеля.

        Очередь не двигалась. Молодежь болтала о фильмах, видно было, что они разбираются в кино. Девушки были симпатичные, а парни со своими бородками и длинными волосами аля Иисус Христос – даже еще более.

        Я присел на поребрик и стал читать книгу, и никто не обратил на меня никакого внимания. Здесь, в Голливуде, это не считалось эксцентричным. Увлекшись книгой, я не сразу услышал настойчивое бибиканье автомобильного рожка, и тогда я поднял голову. Рядом со мной остановился великолепный РоллсРойс, модели “Фантом”, и я увидел на месте водителя веселое цветущее лицо Дженел.

        – Мерлин, – сказала она. – Мерлин, что ты здесь делаешь?

        Я не торопясь поднялся и проговорил:

        – Привет, Дженел.

        Теперь я видел и парня рядом с ней. Он был молод, хорош собой и красиво одет в серый костюм с серым шелковым галстуком. Он был модно подстрижен, и, похоже, не возражал, что Дженел остановилась здесь, чтобы поговорить со мной.

        Дженел представила нас друг другу. Сказала мимоходом, что машина принадлежит ему. Я похвалил машину, а он в ответ сказал, что без ума от моей книги и ждет не дождется, когда наконец выйдет фильм. Дженел сказала чтото насчет того, что работает он на студии на какойто административной должности. Видимо, желая подчеркнуть, что она не просто поехала кататься с богатым чуваком в роллсройсе, а что он тоже принадлежит кинобизнесу.

        Дженел спросила меня:

        – Как ты попал сюда? Только не говори мне, что ты решилтаки сесть за руль.

        – Нет, – ответил я. – Я взял такси.

        – А почему ты стоишь в очереди, скажи на милость?

        Глядя мимо нее, я ответил, что приехал без очаровательных друзей, имеющих пропуск Академии, чтоб можно было взять билеты без очереди.

        Она знала, что я смеюсь. Когда бы мы ни шли с ней в кино, она всегда показывала свой пропуск, чтобы пройти без очереди.

        – Ты не воспользовался бы пропуском, даже если в он у тебя был, – заметила она.

        Повернувшись к своему приятелю, она произнесла:

        – Вот такая дубина, представляешь?

        Но в голосе ее все же послышались нотки гордости за меня. Это ей во мне очень нравилось, что я мог не пользоваться такого рода вещами, хотя сама всегда ими пользовалась.

        Видно было, что Дженел тронута, что ей жаль меня, бедного и несчастного, вынужденного брать такси, чтоб добраться до кинотеатра, и смотреть фильм в одиночестве. Да еще стоять в очереди, как простому смертному. Она разыгрывала романтический сценарий: брошенный, униженный муж, стоит и смотрит через окно роллсройса на бывшую жену, а рядом счастливые дети и новый муж. Слезы заблестели в ее карих с золотистыми крапинками глазах.

        Но я– то знал, что одержу победу. А этот красивый парень в роллсройсе не знал, что проиграет. Но с ним нужно было поработать. Я заговорил с ним о его работе, и он принялся болтать. Я сделал вид, что все это меня жутко интересует, и он не переставая все нес и нес эту обычную голливудскую ахинею. И тут я заметил, что Дженел начинает нервничать. Она знала, что ее приятель болван, но не хотела, чтобы я знал, что он болван. Я принялся восхищаться его роллсройсом, и парень еще более оживился. Через пять минут я знал о роллсройсе гораздо больше, чем мне хотелось. Я про должал расхваливать автомобиль, и потом ввернул старую шутку Дорана, которую Дженел тоже знала, и я повторил ее слово в слово. Я заставил его сказать, сколько стоит автомобиль, а потом заметил:

        – Ну, если его купили за такие деньги, он просто обязан брать в рот.

        Она эту шутку терпеть не могла.

        А парень стал смеяться, все смеялся и смеялся, и наконец вымолвил:

        – Ничего более смешного я никогда не слышал.

        Лицо Дженел пылало. Она посмотрела на меня, но тут я увидел, что очередь сдвинулась, и мне пришлось занять свое место. Парню я сказал, что был очень рад с ним познакомиться, а Дженел – что приятно было вновь ее увидеть.

        Спустя два с половиной часа я вышел из кино и увидел знакомый Мерседес Дженел, припаркованный перед кинотеатром. Я влез в него.

        – Привет, Дженел. Как тебе удалось от него избавиться?

        – Сукин ты сын.

        А я засмеялся и придвинулся к ней, она меня поцеловала, и мы поехали ко мне в отель и провели вместе ночь.

        В ту ночь она была очень ласковой. В перерыве между любовными раундами спросила:

        – Ты знал, что я приеду к кинотеатру забрать тебя?

        И я ответил:

        – Да.

        И она сказала:

        – Ах, ты гад.

        Ночь мы провели замечательно, но наутро все было так, будто ничего

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск