Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

201

самолюбие не было задето. Помоему, я понял, что произошло, и испытывал такое же облегчение, что и она. Я уснул почти тотчас же и не видел никаких снов. Собственно говоря, так крепко я не спал уже много лет.

       

       

Глава 47

       

        Калли, обдумывая финальные штрихи своего плана низложения Гроунвельта, никак не мог считать себя предателем. О Гроунвельте позаботятся, он получит огромную сумму денег как совладелец отеля, за ним оставят его жилой номер в отеле. Все останется так же, как раньше, за исключением того, что теперь Гроунвельт не будет обладать никакой реальной властью. Конечно, “право карандаша” останется за ним. Всетаки у него еще много друзей, которые будут приезжать в Занаду играть. И, так как он принимал их, это будет довольно выгодная любезность.

        Если в с Гроунвельтом, думал Калли, не случился этот удар, он никогда не пошел бы на это. Но со времени этого удара Отель Занаду продолжал катиться вниз. У Гроунвельта просто не было теперь достаточно сил, чтобы действовать быстро и принимать правильные решения.

        И все же Калли ощущал некоторую вину. Он вспомнил все эти годы, проведенные с Гроунвельтом. Гроунвельт был ему как отец. Гроунвельт помог ему в его восхождении к власти. Много счастливых дней он провел с ним, слушая его истории, совершая обходы казино. Это было счастливое время. Он даже дал Гроунвельту первым попробовать Кэрол, красавицу “Чарли Браун”. Где она сейчас, подумал Калли, и почему она сбежала с Осано? И он стал вспоминать, как он с ней познакомился.

        Калли всегда с удовольствием сопровождал Гроунвельта, когда тот делал свои ежедневные обходы казино. Обычно он делал это около полуночи, после ужина с друзьями или после приватного ужина с девушкой в собственном номере. И тогда Гроунвельт спускался в казино и совершал обход своей империи. В поисках знаков, указывающих на измену, выслеживая предателей или чужаковмошенников, которые все до единого старались уничтожить его бога – проценты.

        Калли шел рядом, отмечая про себя, что Гроунвельт, похоже, становился энергичнее, подтянутое, и даже цвет лица у него бывал свежее, будто он брал энергию от устланного коврами пола казино.

        В один из таких обходов Гроунвельт услышал, как один из игроков в кости спрашивает у крупье, который час. Крупье посмотрел на свои часы и ответил:

        – Не знаю, часы остановились.

        Гроунвельт мгновенно насторожился, уставившись на крупье. У того были часы с черным циферблатом, очень большие, очень “мужские”, с хронометрами, и Гроунвельт сказал крупье:

        – Позвольте посмотреть ваши часы.

        Мгновение крупье обалдело глядел на него. Затем протянул руку с часами. Гроунвельт взял его руку и стал рассматривать часы, а потом ловкими пальцами прирожденного шулера расстегнул ремешок и снял их. Улыбнувшись, он сказал крупье:

        – Они будут в моем офисе. Через час вы можете зайти за ними, или можете покинуть это казино. Если подниметесь за ними, я принесу вам извинения. Стоимостью в пятьсот зеленых.

        И Гроунвельт повернулся, чтоб уйти, все еще держа часы перед собой.

        Когда они поднялись в номер к Гроунвельту, он показал Калли, как это работает. Часы были полые внутри и имели прорезь, в которую можно было опустить фишку. С помощью маленьких инструментов, которые достал из ящика стола, Гроунвельт легко разобрал часы, и они увидели внутри однуединственную черную с золотыми крапинками фишку.

        Созерцая часы, Гроунвельт сказал задумчиво:

        – Интересно, только он один пользовался этими часами, или одалживал их работникам других смен? Идеято неплохая, но это ведь мелочь. Ну, сколько он может иметь за смену? Три сотни, четыре сотни долларов… – Гроунвельт покачал головой. – Да все они тут такие. Не стоило и волноваться.

        Калли вернулся в казино. Босс зала сказал ему, что крупье уволился и уже покинул отель.

        Как раз в ту ночь Калли и познакомился с Чарли Браун. Она играла в рулетку. Красивая, стройная блондинка с таким невинным и юным лицом, что Калли даже подумал, а можно ли ей по закону играть в азартные игры. Одета она была хорошо, соблазнительно, но в общемто безвкусно. Поэтому он предположил, что она не из НьюЙорка и не из ЛосАнджелеса, а из какогонибудь городка на Среднем Западе.

        Она играла, а Калли следил за ней. И когда она стала переходить к одному из столов для блэкджека, Калли последовал за ней. Он встал за спиной у дилера и, видя, что играет она плохо, принялся подсказывать ей, когда останавливаться и когда продолжать. Постепенно она начала выигрывать, и стопка ее фишек становилась все выше. Когда Калли спросил, одна ли она в городе, ее ответ весьма воодушевил Калли. Не одна, а с подругой, сказала девушка.

        Калли протянул ей свою визитку. Там было написано: “Вицепрезидент. Отель Занаду”.

        – Если тебе чтото нужно будет, – сказал он. – Просто звони мне. Не хотела бы ты пойти сегодня на наше ночное

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск