Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

206

когда Калли закончит говорить, а затем продолжил:

        – Я одолжу вам денег для покупки. Вы подпишите бумагу на сумму, которую я внесу. Там будет указано, что вы должны платить шесть процентов, и вы их заплатите. Но даю вам слово, что, выплачивая эти проценты, вы ничего не потеряете. Вы понимаете?

        Калли сказал:

        – Конечно.

        Теперь заговорил Гроунвельт:

        – То, что мы делаем, – это абсолютно законная операция, Калли, я хочу, чтобы это было ясно. Но важно, чтобы никто не знал, что у господина Сантадио находится твоя расписка. Комиссия по Играм за такие вещи может наложить вето на присутствие твоего имени в нашей лицензии.

        – Я понимаю, – сказал Калли. – Но что, если со мной чтонибудь случится? Если меня собьет машина, или я попаду в авиакатастрофу? Это вы продумали? Как тогда Сантадио получит свои пункты?

        Гроунвельт улыбнулся и похлопал его по спине:

        – Разве я не был тебе почти отцом?

        – Конечно же, были, – искренне ответил Калли. Он и в самом деле так думал. Искренность прозвучала в его голосе, и он видел, что Сантадио одобряет ее.

        – Тогда так, – сказал Гроунвельт, – ты пишешь завещание и завещаешь мне эти пункты. И если с тобой чтонибудь случится, Сантадио знает, что я возвращаю ему деньги за пункты. Ты как, не против, Джонни?

        Джонни Сантадио кивнул. Затем спросил Калли скучным голосом:

        – Вы знаете какойнибудь способ, чтобы мне дали лицензию? Могут ли они дать зеленый свет несмотря на моего отца?

        Калли стало ясно, что Гроунвельт, видимо, рассказал Сантадио, что один из членов Комиссии у него в кармане.

        – Это будет сложно, – задумчиво произнес Калли, – это потребует времени и это будет стоить денег.

        – Сколько времени? – спросил Сантадио.

        – Пару лет. Вы именно хотите быть в лицензии непосредственно?

        – Совершенно верно, – сказал Сантадио.

        – Когда Комиссия по Играм начнет проводить расследование, найдут они чтонибудь против вас?

        – Ничего не найдут, кроме того, что я сын своего отца. И кучу всяких слухов и докладов в архивах ФБР и ньюйоркской полиции. Просто сырой материал. Никаких доказательств чего бы то ни было.

        Калли сказал:

        – Этого достаточно, чтобы Комиссия завернула вас.

        – Я знаю, – сказал Сантадио. – Поэтомуто мне и нужна ваша помощь.

        – Я попробую.

        – Ну, замечательно, – сказал Гроунвельт, – Калли, ты можешь составить завещание у моего адвоката, так, чтобы у меня была копия, а мы с господином Сантадио позаботимся обо всех остальных деталях.

        Сантадио пожал Калли руку, и Калли ушел.

        Удар случился с Гроунвельтом через год после этого разговора, и, пока он находился в больнице, в Вегас прилетел Сантадио и встретился с Калли. Калли заверил Сантадио, что Гроунвельт поправится, и что он продолжает работать с Комиссией по Играм.

        И тогда Сантадио заметил:

        – Те десять процентов, что вы имеете – это не единственный мой доход от казино. У меня есть еще друзья, которые владеют частью Занаду. Мы очень озабочены состоянием Гроунвельта, сможет ли он управлять отелем после своего удара. Я бы хотел, чтобы вы поняли меня правильно. К Гроунвельту я испытываю огромное уважение. Если он способен вести отель, замечательно. Но если нет, если отель покатится вниз, я хочу, чтоб вы дали мне знать.

        В эту минуту Калли нужно было принять решение, оставаться ли верным Гроунвельту до конца, или строить свое собственное будущее. Он ответил, опираясь только на инстинкт:

        – Я дам вам знать. Не только ради ваших интересов и моих, но и ради господина Гроунвельта.

        Сантадио улыбнулся.

        – Гроунвельт превосходный человек. Все, что мы можем для него сделать, я бы хотел, чтобы мы сделали. Это без вопросов. Но ни для кого из нас не было бы здорово, если отель начнет скатываться вниз.

        – Правильно, – согласился Калли. – Я дам вам знать.

        Когда Гроунвельт вышел из больницы, он выглядел совершенно выздоровевшим, и Калли доложил о делах непосредственно ему. Но Калли видел, что прежней силы, требуемой для управления отелем и казино, у него уже нет, и он доложил об этом Джонни Сантадио.

        Прилетел Сантадио, и они провели с Гроунвельтом обсуждение, и Сантадио спросил Гроунвельта, не думал ли он о продаже своего права на проценты от отеля и о том, чтобы оставить руководящую должность.

        Гроунвельт, выглядевший теперь гораздо болезненнее, тихо сидел в своем креслеи смотрел на Калли и Сантадио.

        – Я понимаю вашу озабоченность, – сказал он Сантадио. – Но думаю, со временем я смогу выполнять эту работу. Позвольте сказать вам следующее. Если еще через шесть месяцев дела не пойдут лучше, я сделаю как вы предлагаете, ну и, конечно, вы получаете возможность купить мои проценты. Устраивает это вас, Джонни?

        – Конечно, – сказал Сантадио. – Вы знаете, что я верю вам больше, чем любому другому. Если вы говорите, что вам нужно шесть месяцев, я вам верю,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск