Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

207

и если вы говорите, что уходите, если через шесть месяцев дела не нормализуются, я вам верю. Оставляю все в ваших руках.

        На этом встреча и закончилась. Но вечером, когда Калли отвозил Сантадио в аэропорт, тот сказал:

        – Внимательно следи за всем. Информируй меня как идут дела. Если с ним действительно будет паршиво, мы не можем ждать.

        Именно тогда Калли пришлось притормозить в своем предательстве, ибо в следующие шесть месяцев Гроунвельт действительно улучшил положение дел. Но в докладах, которые Калли делал Сантадио, это никак не отразилось. Окончательной рекомендацией Сантадио было то, что Гроунвельта следует отстранить.

        Всего лишь месяц спустя племянника Сантадио, босса игорного зала в одном из отелей на Стрипе федеральное гранджюри обвинило в сокрытии доходов и мошенничестве, и Джонни Сантадио прилетел в Вегас, чтобы посоветоваться с Гроунвельтом. Встречался он с ним под предлогом оказания помощи племяннику, но начал совершенно с другого конца. Он сказал Гроунвельту:

        – У вас осталось еще три месяца. Вы пришли к какомунибудь решению относительно продажи мне ваших процентов?

        Гроунвельт бросил взгляд на Калли. Калли заметил, что лицо его было чуть грустным, чуть усталым. И тогда Гроунвельт повернулся к Сантадио и сказал:

        – Что вы сами думаете?

        – Я озабочен вашим здоровьем и делами отеля. Я и в самом деле полагаю, что, может быть, заниматься бизнесом – теперь уже слишком большая нагрузка для вас.

        Гроунвельт вздохнул.

        – Возможно, вы правы. Дайте мне подумать. На следующей неделе я иду к своему врачу, и его заключение, вероятно, сделает для меня вещи довольно сложными, хочу я этого или нет. Но что с вашим племянником? Чем мы можем помочь ему?

        Впервые за все время, что Калли был знаком с ним, он видел Сантадио разгневанным.

        – Так глупо, а главное, неоправданно… Мне наплевать, что его посадят за решетку, но если его осудят, это еще одно черное пятно на моем имени. Все будут думать, что я за этим стою, или имею к этому отношение. Я приехал сюда, чтобы помочь, но вообщето у меня нет никаких реальных идей.

        Гроунвельт выразил сочувствие:

        – Не так уж все безнадежно. У Калли есть подход к федеральному судье, который будет вести дело. Как там с этим, Калли? Судья Брианка ведь попрежнему у тебя в кармане?

        Калли подумал. Что ему с этого отломится. Работенка предстояла непростая. Судья может попасть в щекотливое, даже опасное положение, но, если потребуется, Калли придется нажать на него. Игра стоит свеч. Если ему удастся помочь Сантадио, то Сантадио наверняка позволит Калли занять место Гроунвельта после его ухода. Это бы здорово упрочило его позиции. И тогда он станет править Занаду.

        Калли очень внимательно посмотрел на Сантадио. Когда он заговорил, голос его звучал искренне и твердо:

        – Это будет непросто. И будет стоить денег, но если вам, господин Сантадио, это действительно очень важно, могу вам обещать, что племяннику вашему удастся избежать тюрьмы.

        – Вы хотите сказать, что он будет оправдан?

        – Нет, этого я обещать не могу, – ответил Калли. – Возможно, дело не зайдет так далеко. Но обещаю вам, что, если его осудят, то он получит лишь приговор с отсрочкой, и очень вероятно, что судья сможет контролировать жюри и повлиять на них с тем, чтобы вашего племянника освободили.

        – Было бы очень здорово, – сказал Сантадио и тепло пожал Калли руку. – Сделайте это для меня – и можете просить что угодно.

        И тут между ними вдруг откудато появился Гроунвельт, добавив к их рукопожатию свою руку, словно благословляя.

        – Вот и отлично, – одобрил он. – Итак, мы решили все проблемы. Давайтека теперь пойдем куданибудь и отпразднуем это.

        Через неделю Гроунвельт вызвал Калли к себе.

        – Я получил заключение от врача, – сказал он. – Он советует мне отойти от дел. Но прежде, чем уйти, мне хочется попытать счастья кое в чем. Я попросил, чтобы в банке на мой текущий счет перевели миллион долларов, и я бы хотел походить по городу и испытать судьбу за несколькими столами. И мне бы хотелось, чтобы ты составил мне компанию – пока не спущу все подчистую, либо не удвою свой миллион.

        Калли показалось, что он ослышался:

        – Вы что, хотите пойти против закона процентов?

        – Хочу сделать еще одну попытку, – ответил Гроунвельт. – В молодости я здорово играл. Если ктото и способен перехитрить проценты, так это я. Если я не смогу этого сделать, то не сможет никто. Мы отлично проведем время, ты не пожалеешь. На это я выделяю миллион.

        Калли был поражен. За все годы, что он знал Гроунвельта, никогда и ничто не могло поколебать веры Гроунвельта в процентный закон. В истории отеля Занаду был однажды период, когда три месяца подряд игра в кости приносила убытки каждый божий день. Игроки богатели на глазах. Калли знал почти наверняка, что дело здесь нечисто. И уволил весь персонал,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск