Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

225

и в выходные, а в понедельник мы с вами встретимся.

        В качестве особого знака внимания Фуммиро проводил его прямо до лифта.

        До Егавара они добирались дольше часа. Но, приехав на место, Калли не пожалел, что проделал эту дорогу. Это была приятная гостиница, в традиционном стиле.

        Номер, где его поселили, состоящий из нескольких комнат, был просто великолепен. Прислуга передвигалась по залам бесшумно и плавно, словно привидения. И не было никакого намека на присутствие других гостей.

        В одной из его комнат стоял огромный чан красного дерева. В самой ванной комнате имелись всевозможные модели бритв и множество разновидностей лосьонов после бритья и женской косметики. Все, что могло комунибудь понадобиться.

        Две миниатюрные молоденькие девушки, едва достигшие брачного возраста, наполнили чан водой. Они тщательно вымыли Калли, и он залез в воду, горячую и ароматную. Чан был такой большой, что в нем почти можно было плавать. И настолько глубокий, что вода, когда он становился на дно, едва не скрывала его с головой. Он чувствовал, как напряжение и усталость покидают его тело. Наконец девушки вытащили его из чана и провели в другую комнату, где он распростерся на циновке, отдавшись в их руки. И они стали массировать, разминать каждый палец, каждый сустав, и казалось даже, каждый волосок на голове. Такого потрясающего массажа ему еще никто никогда не делал.

        Они принесли ему футаба, небольшую твердую подушку квадратной формы, и положили ему под голову. И он тут же заснул. Проснулся он далеко за полдень и пошел прогуляться по окрестностям.

        Гостиница стояла на склоне холма, а внизу простиралась долина, а за ней был океан, голубой, безбрежный, кристальночистый. Он обошел вокруг живописного пруда, усыпанного цветами, гармонировавшими, казалось, с изящными зонтиками от солнца, развешенными над циновками и гамаками на открытой веранде гостиницы. Эти яркие цветы радовали глаз, а прозрачный, чистый воздух освежал голову. Больше он не испытывал беспокойства или напряжения. Ничего не случится. Он получит деньги от Фуммиро, старого друга. А когда доберется до Гонконга и передаст деньги, он будет в расчете с Сантадио и сможет спокойно вернуться в Вегас. Все пройдет как надо. Занаду станет его отелем, и он позаботится о Гроунвельте, как сын стал бы заботиться о престарелом отце.

        На мгновение он пожалел, что не сможет провести остаток своих дней здесь, в этом чудесном месте. Таком спокойном и чистом. Полным безмятежности, будто бы он вернулся на пятьсот лет в прошлое. Быть самураем ему никогда не хотелось, но сейчас он подумал о том, насколько невинной и наивной была та война, что они вели.

        Начинало темнеть, и мелкие капельки дождя появились на полу веранды. Он вернулся в гостиницу.

        Японский стиль жизни восхищал его. Никакой мебели. Раздвижные двери, отделяющие комнаты друг от друга и превращающие гостиную в спальню. Ему казалось это таким продуманным и естественным.

        Он услышал, как вдалеке раздался серебряный звук колокольчиков, и спустя несколько минут бумажные двериперегородки раздвинулись, и появились две молоденькие девушки. Они принесли огромное овальное блюдо, длиной чуть ли не в полметра, которое вполне могло бы служить столешницей. На блюде были разложены все мыслимые и немыслимые кушанья из рыбы и других даров моря.

        Здесь были черные головоногие, желтохвостые рыбины, перламутровые омары, серые с черным крабы, крапчатые ломтики рыбы с нежным яркорозовым мясом. Целая радуга цветов, и еды было столько, что со всем этим не справились бы и пятеро взрослых мужчин. Женщины поставили блюдо на низкий столик и разложили подушки, чтобы удобно было сидеть. Они сели по обе стороны стола и принялись кормить его кусочками рыбных блюд.

        Вошла еще одна девушка с подносом, на котором стояли керамическая бутылочка с саке и стаканчики. Она налила вино в стаканчик и поднесла его к губам Калли.

        Еда оказалась превосходной. После еды Калли встал у окна, глядя на поросшую соснами долину и на могучий океан вдали. Он слышал, как за его спиной женщины убирали стол, потом звук задвигающейся за ними двери. Он остался один в комнате, вглядываясь в океан.

        Он снова стал мысленно просчитывать все события, вероятности удачи и провала, как в блэкджеке. В понедельник утром он получит от Фуммиро деньги и сядет в самолет до Гонконга, а в Гонконге ему нужно будет добраться до банка. Он попытался предугадать, где может таиться опасность, если она существовала. Гроунвельт. Гроунвельт мог предать его, или Сантадио, или Фуммиро. Почему судья Брианка предал его? Не мог ли Гроунвельт срежиссировать все это? И тут он вспомнил один вечер, когда он обедал вместе с Гроунвельтом и Фуммиро. Какоето чувство неудобства проскальзывало в их отношении к нему. Не здесь ли затаилась опасность? Неизвестная карта в подкове? Но Гроунвельт – старый больной человек,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск