Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

226

а длинная рука Сантадио до Дальнего Востока дотянуться не могла. А Фуммиро – старый друг.

        Но нельзя сбрасывать со счетов невезение. В любом случае, это его последнее рискованное предприятие. И по крайней мере, у него оставался еще один последний день покоя – здесь, в Егавара.

        Он услышал, как позади него раздвигаются двери. Те же самые миниатюрные девушки снова отвели его к банному чану из красного дерева.

        И снова вымыли его. И снова окунали в горячую ароматную воду.

        Понежившись в воде, он позволил им, как и в первый раз, вынуть его из чана и уложить на циновку. Они дали ему футаба и снова массировали и разминали его тело сантиметр за сантиметром. И теперь, полностью расслабленный, он ощутил прилив желания. Он потянулся к одной из девушек, но та очень милыми жестами и выражением лица отказала ему. И изобразила жестами же, что пришлет другую девушку. Что это не входит в их обязанности.

        И тогда Калли поднял вверх два пальца, показывая, что ему нужно двух девушек. Обе они захихикали, а он подумал, интересно, занимаются ли молотьбой японки?

        Девушки исчезли, закрыв за собой двери. Голова его опустилась на маленькую квадратную подушку. Он соскользнул в неглубокий сон. Гдето вдалеке раздвинулись бумажные двери. А, подумал он, они идут. Ему стало любопытно, как они выглядят, хорошенькие ли они, во что одеты, и он поднял голову, чтобы посмотреть. Но увидел, к своему изумлению, что к нему приближаются двое мужчин в марлевых хирургических масках.

        Сначала он подумал, что те девушки неправильно его поняли. Что ему нужен более интенсивный массаж. И вдруг он ощутил ужас, вспомнив, что маски никто не носит за городом. Страшная правда пронзила его мозг, и он закричал:

        – У меня нет денег! У меня нет денег!

        Он попытался подняться с циновки, но двое в масках уже были над ним.

        Это не было ни больно, ни страшно. Он словно вновь погрузился в воду, в ароматное тепло чана из красного дерева. Глаза его потускнели. Он неподвижно застыл на циновке, с подушкой футаба под головой.

        Двое мужчин завернули его тело в полотенца и в молчании вынесли из комнаты.

        Далеко отсюда, за океаном, Гроунвельт, сидя в своем номере, нажимал кнопки на панели управления, закачивая в казино чистый кислород.

       

       

       

Книга 8

       

Глава 53

       

        Я прилетел в Вегас поздно ночью, и Гроунвельт предложил мне поужинать в его номере. Мы немного выпили, а потом официанты принесли стол и заказанную еду. Я обратил внимание, что порция Гроунвельта была очень маленькой. Выглядел он постаревшим и дряблым. Калли рассказывал мне о его инсульте, но видимых его последствий я не заметил, кроме, разве что, того, что двигался он медленнее, а когда говорил, ему требовалось больше времени, чтобы сформулировать ответ.

        Я бросил взгляд на панель управления над столом Гроунвельта, с помощью которой он регулировал подачу чистого кислорода, закачиваемого в казино. Гроунвельт, заметив мой взгляд, спросил:

        – Калли говорил тебе об этом? Он не должен был этого делать.

        – Некоторые вещи слишком хороши, чтобы умалчивать их, – ответил я. – К тому же Калли знал, что дальше меня эта информация не пойдет.

        Гроунвельт улыбнулся.

        – Можешь мне и не верить, но это акт доброты с моей стороны. У всех этих неудачников появляется надежда; прежде, чем идти спать, они могут сделать еще одну ставку. Мысль о проигравшем, пытающимся заснуть, не приводит меня в восторг. Но я не имею ничего против выигравших.

        – Удача – это нормально, но вот чего я не выношу – так это мастерства. У них нет методов против закона процентов, а я все строю на этом. Это справедливо в жизни так же, как и в игре. Проценты сотрут тебя в порошок.

        Гроунвельт перескакивал с предмета на предмет, размышляя о приближающейся смерти.

        – Надо обогащаться в темноте, – говорил он, – и жить, имея в виду проценты, вероятности. Забудь про везение, это магия, которая может провести тебя.

        Я кивнул, соглашаясь. Покончив с едой, мы потягивали бренди, и Гроунвельт сказал:

        – Я не хочу, чтобы ты переживал изза Калли, поэтому я скажу тебе, что с ним случилось. Помнишь ту поездку, когда вы летали в Токио, потом в Гонконг, чтобы привезти деньги? Ну вот, по какимто своим причинам наш Калли решил еще раз испытать судьбу. Я отговаривал его, предупреждал. Я говорил ему, что проценты не в его пользу, что в ту, первую поездку, ему просто повезло. Почему он решил ехать, я не могу сказать, но это было важно по крайней мере для него – и вот он поехал.

        – Но вы должны были дать “добро”, – заметил я.

        – Да, – сказал Гроунвельт. – То, что он поехал, мне было выгодно.

        – Так что же случилось с ним? – спросил я.

        – Мы не знаем, – ответил Гроунвельт. – Он получил деньги, сложил их в свой модный чемодан, а потом просто исчез. Фуммиро считает, что он гденибудь в Бразилии или в КостаРике, и

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск