Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

230

старых ролей, произнеся фразу, которую всегда говорила, чтобы поиздеваться над чемто, имеющим ценность для других людей.

        Она сказала: “Ах, пожалуйста!” С такими надменными интонациями, будто спасение собственной жизни ее занимало меньше всего, о чем, по сути, даже и говорить не стоило.

        Она осознавала, как ее везут в карете “скорой помощи” в больницу, и осознавала, что ее положили на кровать в белой больничной палате, но сейчас все это уже происходило как бы не с ней. Все это происходило с кемто, созданным ею самой, с кемто ненастоящим, И она могла в любой момент отступить от этого и смотреть со стороны. Теперь она была в безопасности. В это мгновение ее потряс еще один жуткий удар, и она потеряла сознание.

        В первый день нового года мне позвонила Элис. Услышав ее голос, я немного удивился; собственно говоря, я и не узнал ее, пока она не назвала свое имя, Первое, что пронеслось у меня в мозгу, это что Дженел требуется какаято помощь.

        – Мерлин, я подумала, что ты захочешь узнать об этом, – сказала Элис. – Прошло столько времени, но, я думаю, я должна сказать тебе, что случилось.

        Неуверенность в ее голосе. Она замолчала. Я тоже ничего не говорил, поэтому она продолжала:

        – У меня плохие новости про Дженел. Она в больнице. У нее кровоизлияние в мозг.

        Я чтото не совсем понимал, о чем это она говорит, либо ум просто отказывался принимать факты. Я уловил лишь, что Дженел больна.

        – Как она сейчас? – спросил я. – Ей очень плохо?

        И снова она замолчала. После паузы она сказала:

        – Ее жизнь поддерживается машинами. Мозговая активность отсутствует.

        Я был очень спокоен, но все еще не понимал сути.

        – Ты хочешь сказать, что она умрет? Ты мне это хочешь сказать?

        – Нет, я этого не говорю, – сказала Элис. – Может быть, она поправится, может быть, они смогут поддерживать ее жизнь. Приезжают ее родные, они все будут решать. Ты не хочешь приехать? Можешь остановиться у меня.

        – Нет, – ответил я. – Я не могу.

        И я действительно не мог.

        – Позвони мне завтра и сообщи, как там она, ладно? Я приеду, если смогу чемнибудь помочь, но только в этом случае.

        Наступило долгое молчание, а потом прерывающимся голосом Элис сказала:

        – Мерлин, я сидела с ней рядом, она такая красивая, будто ничего с ней и не случилось. Я держала ее за руку, и рука была теплой. Она будто спит. Но доктора говорят, что от ее мозга ничего не осталось. Мерлин, а вдруг они ошибаются? Вдруг ей станет лучше?

        И в этот момент у меня появилась уверенность, что это все ошибка, что Дженел выздоровеет. Калли сказал както, что человек способен продать себе самому все, что угодно – как раз это я сейчас и делал.

        – Элис, врачи иногда ошибаются, возможно, ей станет лучше. Не оставляй надежд.

        – Хорошо, – ответила Элис. Она плакала. – Ах, Мерлин, это так ужасно: она лежит там, будто какаянибудь спящая красавица, и я все думаю, вдруг случится чудо, вдруг она выздоровеет? Не могу представить, как я буду без нее. Но в таком состоянии я тоже не могу ее оставить. Она бы ни за что не согласилась так существовать. Если они не отключат машину, я это сделаю. Я не могу оставить ее так.

        Эх, какой случай мне выпал, чтобы стать героем. Принцесса из сказки уснула мертвым сном, и лишь волшебник Мерлин знает, как разбудить ее. Но я не предложил свою помощь, чтобы повернуть выключатель.

        – Подождем и посмотрим, что будет дальше, – сказал я. – Позвони мне, ладно?

        – Ладно, – сказала Элис. – Просто я подумала, что ты захочешь узнать об этом. Подумала, что, может быть, ты приедешь.

        – Я действительно давно не видел ее и не разговаривал с ней, – сказал я.

        Я вспомнил, как Дженел както спросила: “Ты откажешься от меня?”, а я со смехом ответил: “С большим удовольствием”.

        Элис сказала:

        – Она любила тебя сильнее, чем любого другого мужчину.

        Но она не сказала “сильнее, чем коголибо”, подумал я. Женщин она выпустила. Я сказал:

        – Может быть, она поправится. Ты позвонишь мне снова?

        – Да.

        Голос ее звучал более спокойно. Она начала понимать, что я действительно не собираюсь приезжать, и это ее смущало.

        – Позвоню тебе, как только чтонибудь изменится.

        И она повесила трубку.

        А я рассмеялся. Не знаю, что меня рассмешило, но я засмеялся. Я не мог поверить в это, это всего лишь ее очередной трюк. Слишком это выглядело драматично, явно она чтонибудь подобное фантазировала о себе, и вот в конце концов припасла небольшую шараду. Но одно я знал наверняка, никогда бы я не стал глядеть на ее опустевшее красивое лицо, оставленное разумом на произвол судьбы. Никогда, никогда бы я не стал глядеть на него, потому что тогда я обратился бы в камень. Я не испытывал ни горя, ни чувства потери. Я был для этого слишком осмотрительным. Слишком хитрым. Остаток дня я ходил тудасюда по комнате, покачивая головой. Один

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск