Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

118

сложить у дверей Луиса Инча, подлинного владельца земли, который застроил НьюЙорк громадинами в мили высотой, стальными вышками, заслоняющими солнце и небо.

        Два полицейских видели, как хорошо известный им Блейд Букер вышел из бара «Таймссквер синема». Один полицейский спросил у другого:

        – Поедем за ним?

        – Пустая трата времени, – отозвался второй, – мы можем даже застать его в момент преступления, он все равно вывернется.

        Они заметили, как из бара вышла крупная блондинка с мужчиной и направилась той же дорогой в сторону Девятой авеню.

        – Бедняга, – произнес один из полицейских, – он думает, что поразвлечется с ней, а вместо этого его кувыркнут.

        – Получит шишку на голову побольше своей собственной, – сказал второй, и они оба рассмеялись.

        Их машина продвигалась медленно, они следили за происходящим на улице. Настала полночь, дежурство скоро закончится, и они не хотели ввязываться во чтонибудь, что может их задержать. Они видели бесчисленных проституток, преграждающих путь пешеходам, торговцев наркотиками, открыто предлагающих свой товар, грабителей и карманников, теснящих намеченные жертвы и пытающихся вовлечь туристов в разговоры. Сидя в темноте патрульной машины и оглядывая улицы, ярко освещенные неоновым светом, они лицезрели все отбросы НьюЙорка, сползающие каждый в свой ад.

        Оба полицейских были начеку, опасаясь, что какойнибудь маньяк сунет в окно машины ствол пистолета и откроет пальбу. Они видели, как двое карманниковнаркоманов набросились на хорошо одетого господина, пытавшегося отвязаться от них, но четыре руки цепко держали его. Водитель патрульной машины нажал на газ и подъехал к ним. Воришки тут же отпустили свою жертву, и тот улыбнулся с облегчением.

        В этот момент дома по обе стороны улицы обрушились и похоронили под собой 42ю улицу от Девятой до Седьмой авеню.

        Все неоновые светильники Великого Белого Пути, сказочного Бродвея, погасли. Темнота озарялась только огнями пожаров – горели дома, горели люди. Пылающие автомобили, подобно факелам, бесцельно неслись в ночи. Отчаянно звонили колокола, гудели сирены пожарных машин, скорой помощи, полицейских автомобилей, мчащихся в разрушенное сердце НьюЙорка.

        Когда ядерная бомба, заложенная Грессе и Тибботом, взорвалась в здании Управления портом на углу Девятой авеню и 42й улицы, погибло не менее десяти тысяч человек и тысяч двадцать получили ранения.

        Сначала произошел страшный взрыв, затем завыл ветер, а потом раздался скрежет цемента и стали, раздираемых на части. Взрыв произвел разрушения с математической точностью. Вся местность от Седьмой авеню до реки Гудзон и от 42й улицы до 45й оказалась полностью уничтоженной. За пределами этого района разрушения были сравнительно небольшие. Радиация была смертельной только в районе взрыва, и самые дорогие земельные участки здесь теперь ничего не стоили.

        Более семидесяти процентов убитых были неграми или латиноамериканцами, остальные – белые и иностранные туристы. На Девятой и Десятой авеню, где ютились бездомные, и в здании Управления портом, где спало множество бродяг, трупы обуглились до размеров маленького полена.

        За пределами района полного разрушения по всему Манхэттену вылетели стекла в домах, машины оказались раздавлены под упавшими обломками. А через час после взрыва мосты в Манхэттене были забиты машинами, направлявшимися из города в НьюДжерси и на ЛонгАйленд.

       

       

       

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

       

14

       

        Центр связи Белого дома получил сообщение о взрыве в НьюЙорке атомной бомбы ровно в шесть минут первого ночи, и дежурный офицер немедленно доложил об этом президенту.

        Фрэнсис Кеннеди обратился к Кристиану Кли:

        – Отдай приказ изолировать конгресс, отключи средства их связи. Вы все поедете со мной на Капитолийский холм. Юджин, отдай распоряжение Центру связи передать сообщение о введении в стране военного положения.

        Через двадцать минут он появился перед собравшимися вместе палатой представителей и сенатом, которые только что проголосовали за его импичмент. Они уже знали о ядерном взрыве в НьюЙорке и находились в состоянии шока.

        Президент Кеннеди поднялся на трибуну, чтобы обратиться к конгрессу. Его сопровождали вицепрезидент Элен Дю Пре, Оддблад Грей и Кристиан Кли. Юджин Дэйзи остался в Белом доме справляться

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск