Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

119

с огромным количеством нахлынувших дел.

        Кеннеди выглядел чрезвычайно серьезным. Сейчас не оставалось времени ни для чего иного, кроме прямого разговора. Он обратился к ним без злобы или угроз.

        – Я пришел к вам, – начал он, – зная, что какие бы противоречия нас не разделяли, нас объединяет преданность нашей стране. В НьюЙорке произошел ядерный взрыв, унесший тысячи жизней. Двое подозреваемых арестованы и находятся в заключении. Они указывают на то, что в этом деле замешан террорист Ябрил. Мы вынуждены прийти к заключению, что существует колоссальный заговор против Соединенных Штатов, представляющий самую большую опасность, с какой когдалибо сталкивалась наша страна. Я объявил о введении военного положения. Это решение противоречит вашему голосованию о моем смещении. Позвольте мне сказать, что ваш священный законодательный орган находится в полной безопасности от любого нападения. Вас защищают шесть подразделений Службы безопасности и армейский полк специального назначения, который только что занял позиции.

        При этом известии об их фактическом аресте сенаторы и конгрессмены нервно заерзали в своих креслах. Послышалось ворчание и ропот, а Кеннеди продолжал:

        – Сейчас не время для конфликта между президентской властью и конгрессом, сейчас нам необходимо объединиться против врага. В связи с этим я прошу вас аннулировать ваше голосование об отстранении меня от должности.

        Фрэнсис Кеннеди замолчал и улыбнулся им. Эти люди, во всяком случае большинство их них, на протяжении трех лет бывшие его злейшими врагами, сейчас оказались в его власти.

        – Я знаю, – сказал он, – что вы все голосовали, исходя из соображений вашей совести и трезвого суждения. Я свое решение принимал с тех же позиций. Вне зависимости от итогов голосования я должен сообщить вам, что в стране вводится военное положение и я буду оставаться президентом до тех пор, пока новый кризис не будет разрешен. Но я прошу вас избегать конфронтации до окончания кризиса.

        Первым после Кеннеди взял слово сенатор Ламбертино. Он предложил аннулировать предыдущее голосование и объявить, что обе палаты конгресса полностью поддерживают президента Соединенных Штатов Фрэнсиса Ксавье Кеннеди.

        Конгрессмен Джинц поддержал это предложение, он заявил, что события подтвердили правоту Кеннеди и выразил уверенность в том, что президент и конгресс будут идти впредь рука об руку, чтобы защитить Америку от ее врагов. Он поручился в том своим словом и скрепил его своим знаменитым рукопожатием, которого Кеннеди не удалось избежать.

        Состоялось голосование, и предыдущее решение об импичменте президента было аннулировано единогласно. Затем они еще раз проголосовали, что конгресс полностью доверяет Фрэнсису Кеннеди и будет непоколебимо следовать той политике, которую президент изберет для выхода из кризиса.

        В четверг, в полдень, президент Кеннеди обратился к народу по телевидению.

        В этот же день рано утром Кристиан Кли распорядился, чтобы Лоуренса Салентайна доставили в его кабинет, и говорил с ним как генеральный прокурор в условиях военного положения.

        – Я не хочу, чтобы вы подсовывали мне здесь какоенибудь дерьмо, – заявил Кли. – Я намерен ясно дать понять вам и другим телевизионным шишкам, что вы должны делать в ближайшие двадцать четыре часа. Ради вашего же блага вы должны выслушать меня очень внимательно.

        – В обстановке этого кризиса все поддерживают президента, – сказал Салентайн.

        – Запомните, никакого дерьма, – повторил Кли. – Вот вам программа. Ее разработал Дэйзи, но я подумал, что будет лучше, если я, как генеральный прокурор, представлю ее вам. На тот случай, если у вас возникнут какиелибо юридические вопросы.

        – Нет, господин генеральный прокурор, – тихо ответил Салентайн, – я не думаю, что сейчас могут возникнуть какиелибо юридические вопросы.

        Кристиан Кли хорошо знал людей, подобных Салентайну. Он прослушал с помощью компьютерной подслушивающей системы множество разговоров членов Сократова клуба. Салентайн угрожает, но не впрямую. Ладно, сукин сын, подумал Кли, ты думаешь позднее отплатить мне, что ж, я подожду.

        В результате, когда в полдень президент Кеннеди появился перед телевизионными камерами, народ уже ждал его, так как каждые полчаса дикторы телевидения по всем каналам объявляли о предстоящем выступлении.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск