Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

121

мне, – сказал он. – Опасность миновала. Завтра мы решим, что сделать, чтобы наша страна никогда больше не страдала от таких травм. Да благословит вас Бог. Спокойной ночи.

        Для конгресса и членов Сократова клуба эта речь прозвучала совершенно однозначно. Президент Соединенных Штатов объявлял им войну.

       

       

15

       

        Президент Кеннеди, обеспечив себе власть и разгромив врагов, размышлял о своем предназначении. Надо было сделать последний шаг, принять последнее решение. Он потерял жену и дочь, его личная жизнь утратила всякий смысл. Ему осталась только жизнь, неразрывно связанная с народом Америки. Как далеко он намерен идти в осуществлении своих намерений?

        Он объявил, что будет добиваться в ноябре переизбрания и организовал предвыборную кампанию. Оддблад Грей получил задание нейтрализовать преподобного Фоксуорта, Кристиану Кли Кеннеди приказал оказать правовое давление на большой бизнес, особенно на компании, владеющие средствами массовой информации, чтобы предотвратить их вмешательство в ход выборов. Вицепрезидент Элен Дю Пре мобилизовала женщин Америки, Артур Викс, обладавший влиянием в либеральных кругах восточных штатов, и Юджин Дэйзи, контролировавший лидеров делового мира, добывали деньги.

        Однако Фрэнсис Кеннеди знал, что в конечном итоге все это окажется второстепенным, главное – как далеко народ Америки захочет идти вместе с ним.

        Тут был один решающий момент. На этот раз народ должен избрать такой конгресс, который будет безоговорочно поддерживать президента Соединенных Штатов. Кеннеди улыбнулся и подумал, что ему еще не приходилось пересматривать свои убеждения. Он всегда хотел одного – иметь конгресс, который будет делать то, что он хочет.

        Это означало, что Фрэнсис Кеннеди должен изменить настроение народа Америки. Страна потрясена. Взрыв атомной бомбы в НьюЙорке оказался такой психологической травмой, какую страна никогда не испытывала. Смущало то обстоятельство, что этот взрыв осуществили два таких одаренных и привилегированных ее гражданина. Их поступок являлся наиболее крайним выражением философии свободы личности, которой так гордились Соединенные Штаты. Права личности были самым священным правом американской демократии. Но Фрэнсис Кеннеди чувствовал, что сейчас настроение американского народа меняется.

        В маленьких городках и в сельской местности на смену потрясению и ужасу пришло некое мрачное удовлетворение. НьюЙорк получил то, что заслуживал. Жаль только, что бомба была не такой мощной, чтобы взорвать весь этот город с его жаждущими наслаждений богачами, с потворствующими им евреями, преступниками неграми. Значит, есть еще Бог на небесах, и он выбрал правильное место для великой кары. Люди боялись, что их судьба, их жизнь, сам мир, в котором они и их дети живут, становятся заложниками своих сбившихся с пути соотечественников. Все это Кеннеди ощущал.

        Каждую пятницу Фрэнсис Кеннеди выступал вечером по телевидению с отчетом перед народом. Это были слегка замаскированные предвыборные речи, но теперь у него не было сложностей с получением эфирного времени.

        Он объявил, что во второй срок своего президентства будет еще более сурово бороться с преступностью. Он вновь будет сражаться за то, чтобы дать каждому американцу возможность купить новый дом, оплачивать медицинское страхование, уверенность, что их дети смогут получить хорошее образование. Эти программы должны оплачиваться за счет небольших отчислений богатых корпораций Америки. Он заявил, что не отстаивает социализм, а просто хочет защитить народ Америки от ее «знатных» богачей. Все это он повторял вновь и вновь.

        Члены Сократова клуба следили за этими выступлениями со смешанным чувством злобы и презрения. Они видывали и раньше таких демагогов, этих оборванных пророков из южных стран, коммунистовпуритан из самого сердца Запада, все они проповедовали необходимость грабить богатых. Здравый смысл американцев всегда преодолевал эти тенденции, однако теперь два обстоятельства беспокоили Сократов клуб. Одно дело, когда какойто политик, даже президент, обещает избирателям сладкий пирог на небесах, но когда это человек типа Кеннеди, это уже нечто иное. Фрэнсис Кеннеди был самым обаятельным оратором, какого когдалибо представляло телевидение. Его секрет заключался в исключительной внешности, в безупречной речи,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск