Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

128

вы отправитесь в тюрьму.

        Джордж Гринвелл снова подумал, не следует ли ему официально отмежеваться от этих людей. Помимо всего прочего, он уже слишком стар для подобных авантюр. Его империя зерна подвергалась меньшей опасности, чем другие сферы экономики. Нефтяная промышленность слишком уж явно шантажировала правительство, добиваясь скандальных доходов. Его бизнес с зерном был тихим, большинство людей не знало, что всего пять или шесть частных компаний контролируют хлеб во всем мире. Гривелл боялся, что опрометчивые, воинственно настроенные люди, вроде Берта Оудика, вовлекут их всех в действительно серьезные неприятности. Но он получал удовольствие от Сократова клуба, от тянувшихся неделями семинаров, заполненных интересными дискуссиями о мировых проблемах, от партий в триктрак, робберов в бридж. Однако он готов был отказаться от всего этого ради доброго отношения своих сограждан.

        – Бросьте, Берт, – сказал Инч, что значит для нефтяной промышленности лишний кусок? Вы, ребята за последние сто лет, благодаря дотациям на добычу нефти, высосали общественные титьки досуха.

        – А как насчет нашего друга «Принимайте меня как частное лицо»? – сухо спросил Салентайн. – У него больше денег, чем у нас всех вместе взятых. Мы можем залезать в карман правительственного казначейства, он же залезает в карман всего национального производства. Банковская система и Уоллстрит будут первыми, кто получит коленом под зад. Их дела так вопиют, что Кеннеди может развесить их на фонарных столбах на Уоллстрит, и граждане будут устраивать по этому поводу праздничные шествия.

        – Матфорд, – ухмыльнулся Инч, ваши парни творят Бог знает что. Последний спад на финансовом рынке, который вы организовали, обошелся рядовым держателям акций по крайней мере в двести миллиардов долларов.

        – Хватит говорить глупости, – рассмеялся Мартин Матфорд. – Мы все здесь повязаны. И если победит Кеннеди, висеть будем вместе. Забудем о деньгах и перейдем к делу. Давайте решать, как нам бороться с Кеннеди в этой выборной кампании. Как насчет того, что он не сумел справиться с угрозой взрыва атомной бомбы? Не смог предотвратить его? А как с тем, что со дня смерти его жены он не имел ни одной женщины? Может, он тайно имеет девушек в Белом доме, как это делал его дядя Джон? И еще о миллионе таких вещей? Например, как насчет его личного штаба? Нам предстоит серьезно потрудиться.

        Его слова смутили всех.

        – У него действительно не было ни одной женщины, – задумчиво произнес Оудик. – Я это проверял. Может, он мальчик для мужских забав?

        – Ну и что? – отпарировал Салентайн.

        Кое– кто из его первых телезвезд был известен своим распутством, и он болезненно реагировал на разговоры на эту тему. Слова Оудика задели его.

        Однако Луис Инч неожиданно принял сторону Оудика.

        – Послушайте, – обратился он к Салентайну, – люди не имеют ничего против, если ктото из ваших бездарных комедиантов педерасты, но если это президент Соединенных Штатов?

        – Все в свое время, – заметил Салентайн.

        – Мы не можем ждать, – сказал Матфорд. – Кроме того, президент не педераст, он просто находится в своего рода сексуальной спячке. Кроме того, до меня дошел слух, что он начинает проявлять известный интерес к одной молодой леди.

        – Насколько молодой? – торопливо поинтересовался Луис Инч.

        – Недостаточно молодой для наших целей, сухо ответствовал Матфорд. – Я думаю, лучший способ атаковать его через его штаб. Какието минуты он взвешивал сказанное, потом продолжил. – Вот к примеру, генеральный прокурор Кристиан Кли. Я направил моих людей, чтобы они поинтересовались им. Вы ведь знаете, для общественного лица в нем есть некая таинственность. Весьма богат, гораздо богаче, чем представляет себе публика. Я неофициально заглянул в его банковские счета. Тратит немного, не содержит женщин, не употребляет наркотики, это было бы видно по его расходам. Блестящий юрист, который на самом деле не очень считается с законом. Мы знаем, что он предан Кеннеди, а система охраны президента, которую он организовал, просто поразительна. Но эта система будет мешать предвыборной кампании Кеннеди, потому что Кли не позволит никому приблизиться к нему. Во всяком случае, я сконцентрировался бы на Кли.

        – Кли работал в Центральном разведывательном управлении, – сказал Оудик, –

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск