Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

129

и отличился во многих операциях. О нем ходили совершенно невероятные слухи.

        – Может эти слухи мы сумеем взять на вооружение? – спросил Матфорд.

        – Но это только слухи, – возразил Оудик. – И вы ничего не узнаете из досье ЦРУ, пока там вершит дела этот парень Тэппи.

        – Так случилось, – заметил как бы мимоходом Джордж Гринвелл, – что мне в руки попала коекакая информация о руководителе личного штаба президента, о том, что он ведет несколько беспорядочную личную жизнь, ссорится с женой и посещает одну молодую особу.

        Ну что они за дерьмо, подумал Матфорд, надо их увести от этой темы. Джералина Альбаниз рассказала ему все о весе, которым обладает Кристиан Кли.

        – Это мелкий козырь, – сказал он. – Ну что мы выиграем, даже если вышибем Дейзи? Общественное мнение никогда не обернется против президента изза того, что член его штаба спит с молодой девушкой, если, конечно, это не связано с насилием.

        – А мы подступимся к этой девушке, кинем ей миллион долларов, и она будет вопить, что ее изнасиловали.

        – Да, усмехнулся Матфорд, – но ей придется кричать, что ее изнасиловали после того, как она три года спала с ним, и он оплачивал ее счета. Это не сработает.

        Самое серьезное предложение внес Джордж Гринвелл:

        – Мы должны сконцентрироваться на взрыве атомной бомбы в НьюЙорке. Я думаю, что конгрессмен Джинц и сенатор Ламбертино должны образовать в палате представителей и в сенате следственные комитеты и вызвать туда для допроса всех правительственных чиновников. Даже если они не найдут ничего конкретного, выявится достаточное количество совпадений, так что средствам массовой информации будет где развернуться. Вот где вы должны использовать свое влияние, – обратился он к Салентайну. – В этом наша главная надежда. А теперь я предлагаю перейти к конкретным делам. Создавайте предвыборные комитеты, – сказал он Матфорду. – Я гарантирую вам сто миллионов долларов. Это будет разумное вложение капитала.

        Когда совещание закончилось, один только Берт Оудик был за более радикальные действия.

        Сразу же после этого совещания Лоуренса Салентайна вызвал президент Кеннеди. В порядке подготовки к этой встрече Салентайн собрал своих коллег – владельцев телекомпаний.

        – Джентльмены, – обратился он к ним, как я однажды преподнес президенту дурную новость, так теперь он собирается преподнести мне гадость. Нас ожидают большие неприятности.

        Так оно и случилось. Фрэнсис Кеннеди сообщил Салентайну, что будут предприняты меры против телевизионных компаний за то, что они незаконно лишили президента Соединенных Штатов возможности выступить по телевидению в тот день, когда конгресс голосовал за его импичмент. Генеральный прокурор уже подготовил такое обвинение. Кеннеди уже поставил Салентайна в известность, что неопределенная политика регулирования остается в прошлом. Телевидение отдает слишком много эфирного времени рекламе. Это время будет сокращено наполовину.

        Когда Салентайн заявил президенту, что конгресс не разрешит ему это, Кеннеди ухмыльнулся:

        – Не этот конгресс, но у нас в ноябре состоятся выборы, а я собираюсь выставить свою кандидатуру для переизбрания. И я намерен помогать в предвыборной кампании тем кандидатам в конгресс, которые будут поддерживать меня.

        Лоуренс Салентайн вернулся к своим коллегам и сообщил им плохие новости.

        – У нас есть два возможных курса, – сказал он. – Или мы помогаем президенту, освещая его политику, или мы остаемся свободными и независимыми, и будем находиться в оппозиции к нему, когда сочтем это необходимым. – После паузы он добавил. – Ближайшее время может оказаться весьма опасным для нас. Дело не только в потере источников дохода, не только в регулирующих ограничениях, а еще и в том, что если Кеннеди зайдет достаточно далеко, мы можем лишиться наших лицензий.

        Это уже было слишком. Невероятно, чтобы лицензии на телевидение были ликвидированы. Это звучало так, как если бы поселенцы во время освоения Запада должны были вернуть свои земли правительству. Лицензии телекомпаниям на свободное пользование эфиром всегда принадлежали им. Для них это было их естественным правом. Поэтому владельцы телекомпаний решили, что они не будут пресмыкаться перед президентом Соединенных Штатов, они останутся свободными и независимыми. И они будут изображать президента

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск