Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

60

подать: Джино осталось перейти через Девятую, пройти под мостом надземной железной дороги и спуститься по Тридцатой к Десятой авеню.

        Огибая угол, он был уже на седьмом небе от счастья. Сал играл на улице, мать сидела на своем табурете перед крыльцом в компании тетушки Лоуке и еще одной женщины. Октавия стояла перед киоском с мороженым, беседуя с сыном Panettiere. Джино прошествовал мимо нее, и оба сделали вид, что не замечают друг друга. Перед крыльцом он остановился, чтобы, не пряча глаз, выслушать, что скажет мать.

        Он сразу увидел, что она не сердится на него.

        – Buona sera «Добрый вечер (ит.).», – спокойно произнесла она. – Решил вернуться домой? Ужин ждет. – Она отвернулась и снова заговорила с тетушкой Лоуке. «Даже не заметила, что случилось с моей ногой», – с горечью подумал Джино.

        Он заковылял вверх по лестнице. На душе у него было легко. Кажется, все предано забвению. И тут он в первый раз почувствовал, как болит коленка.

        У него пересохло во рту, болели глаза, тряслись ноги.

        Винни сидел в кухне и читал. Увидев Джино, он вынул из духовки тарелку с перцем, яйцами и картошкой и поставил ее на стол. Затем он принес из ледника бутылку с молоком. Джино отхлебнул молока прямо из горлышка и уселся за стол.

        – Где же ты был весь день? – осведомился Винни с легким осуждением. – Мать и Октавия очень беспокоились, Ларри тебя обыскался. Мы все за тебя тревожились.

        – Ясное дело, – саркастически отозвался Джино. Он чувствовал себя лучше. Правда, съев несколько ложек, он понял, что с него довольно. Он положил ногу на стул. Нога перестала гнуться. Он закатал разорванную штанину. На колене красовался огромный набухший кровью шрам; нога распухла и почернела.

        – Вот это да! – покачал головой Винни. – Помажька йодом. Руки и лицо тоже не мешало бы обработать. Ты что, подрался?

        – Нет, – ответил Джино. – Меня сбила машина. – Говоря это, он почувствовал, как у него наворачиваются слезы на глаза. Он подошел к раковине и умылся. Потом он побрел в гостиную, разобрал постель и улегся. Его знобило, и он залез под одеяло.

        Он вынул из кармана штанов пятидолларовую бумажку и зажал ее в руке. У него переворачивался желудок и горело лицо. Сейчас он видел машину, хотя тогда, на улице, не заметил ее, видел, как она сбивает его с ног и подбрасывает в воздух. Винни присел на кровать рядом с ним.

        – Меня сбила машина, – повторил Джино дрожащим голосом. – Видишь? Водитель дал мне пять долларов. Классный тип! Он даже хотел, чтобы я пошел в больницу, но мне не было больно. Я ехал на бампере такси и соскочил прямо перед ним. Так что сам и виноват. – Он разжал ладонь. – Видишь?

        Пять долларов!

        Оба мальчика впились глазами в зеленую бумажку. Целое состояние! У Винни была золотая монета достоинством в пять долларов – подарок тетушки Лоуке по случаю конфирмации, однако ему не разрешалось ее тратить.

        – Здорово! – протянул Винни. – Что ты с ними сделаешь? Отдашь матери?

        – Какого черта? Если она узнает, что меня сбила машина, то поколотит меня. – Он посерьезнел. – Давай лучше наделаем бутылок с шипучкой, как тебе всегда хотелось, Винни, продадим их и заработаем денег! Ну, помнишь? Вдруг с этого у нас начнется свой бизнес?

        Винни был в восторге. Он всегда мечтал об этом.

        – Кроме шуток? – недоверчиво спросил он.

        Джино кивнул.

        – Лучше отдай деньги мне, – предложил Винни. – Так будет вернее. Мать может отнять их у тебя и заставить положить на счет.

        – Нет, сэр, – подозрительно ответил Джино. – Я сам припрячу свои денежки.

        Винни был удивлен и обижен. Джино всегда доверял ему свои деньги – и те, что зарабатывал продажей льда, и выигрыш в «семь с половиной».

        – Брось, – поднажал Винни. – Лучше отдай мне. А то потеряешь.

        – Это меня сбил автомобиль, а не тебя, – злорадно сказал Джино. – Ты даже не ушел со мной.

        Ты был на стороне Октавии. Тебе еще повезло, что я вхожу с тобой в долю.

        Он откинулся на подушку. Винни внимательно посмотрел на брата. Таким он видел его впервые.

        – Окей, – согласился он. – Оставь деньги себе.

        С подушки послышался негромкий голос:

        – В изготовлении шипучки я буду главным. Это мои деньги.

        Винни был уязвлен: ведь он старше, да и идея принадлежит ему. Он чуть было не сказал: «Проваливайка ты вместе со своими пятью долларами!»

        Однако, спохватившись, он ответил:

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск