Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

43

перерезать ему глотку.

        Вместо этого он постарался придать себе подобострастный вид и не смеяться над этим высокомерным младенцем.

        – Пожалуйста, – сказал он, – я хотел бы видеть фельдфебеля. У меня есть коекакие ценные сведения.

        – Можешь сообщить их мне, – сказал часовой.

        Тут уж Пишотта не сдержался.

        – А ты что, тоже можешь мне заплатить? – язвительно спросил он.

        Часовой оцепенел от такого нахальства. Затем сказал презрительно, но уже немного осмотрительнее:

        – Я не заплачу и лиры, даже – если ты сообщишь мне о пришествии Христа.

        Пишотта усмехнулся:

        – Коечто получше. Я знаю, где снова появился Тури Гильяно, тот, который расквасил вам носы.

        – С каких это пор сицилиец помогает правосудию в этой чертовой стране? – подозрительно спросил часовой.

        Пишотта подошел поближе.

        – A y меня есть мечта, – сказал он. – Подал заявление в карабинеры. В следующем месяце поеду в Палермо на экзамены. Кто знает, может, мы скоро будем носить одну и ту же форму.

        Часовой посмотрел на Пишотту более дружелюбно и заинтересованно. Действительно, многие сицилийцы стали полицейскими. Спасение от бедности, маленький кусочек власти…

        Популярная шутка гласила, что сицилийцы становятся либо уголовниками, либо полицейскими. Но обе стороны одинаково вредят друг другу.

        – Хорошенько сначала подумай, – сказал часовой, не желая допускать всякого к лакомому куску. – Жалованье маленькое, и мы все умерли бы с голоду, если бы не брали взяток с контрабандистов. Только на этой недели этот чертов Гильяно убил двоих из наших казарм, моих приятелей. А какие наглецы ваши крестьяне – даже к парикмахеру в городе дороги не покажут.

        – Мы их научим хорошим манерам с помощью bastinado, – весело сказал Пишотта.

        И с самым естественным видом, словно они уже стали товарищами по оружию, спросил:

        – У тебя не найдется сигареты?

        К радости Пишотты, благодушное настроение часового тотчас улетучилось. Он вспылил.

        – Тебе сигарету? – скептически спросил он. – С какой это стати, черт побери, я должен давать куску сицилийского дерьма сигарету? – И часовой наконец скинул с плеча винтовку.

        На какоето мгновенье Пишотта почувствовал прилив дикого желания броситься и перерезать часовому глотку.

        – А с той, что я могу сказать, где найти Гильяно, – заявил он. – Твои товарищи, обыскивающие горы, чересчур глупы, им и ящерицы не найти.

        Часовой несколько растерялся. Такая наглость смущала его, да и сведения предлагались такие, что лучше проконсультироваться у начальства. Он почувствовал, что этот парень слишком скользкий и может доставить ему неприятности. Солдат открыл ворота и винтовкой показал Пишотте, что он может войти. Сам он стоял спиной к улице. В этот момент Гильяно, находившийся метрах в ста оттуда, стегнул мула и двинулся в своей повозке по булыжной мостовой к воротам.

        Территория казарм Беллампо занимала четыре акра. На ней стояло большое административное Гобразное здание, в крыле которого находились тюремные камеры. Позади были жилые казармы для карабинеров, достаточно большие, чтобы разместить сотню солдат, со специально отгороженной секцией – личными апартаментами фельдфебеля. Справа был гараж для машин, который раньше служил амбаром и частично так и остался им, поскольку при отделении находилось стадо мулов и ослов для передвижения по горам, где машины были бесполезны.

        Сзади, в глубине, стоял сарай для боеприпасов и продовольствия из рифленой стали. Всю территорию отгораживал высокий забор из колючей проволоки с двумя вышками для часовых, но они уже много месяцев пустовали. Казармы были построены при Муссолини, а затем расширены для войны против мафии.

        Войдя в ворота, Пишотта огляделся – нет ли признаков опасности. Вышки – пусты, часовых нигде не видно. Все это походило на мирную заброшенную ферму. В гараже машин не было; машин вообще нигде не было заметно, что удивило его и заставило с беспокойством подумать, не вернется ли вскоре одна из них. До чего же глуп этот фельдфебель, оставивший гарнизон без автомобиля. Надо предупредить Тури, что к ним могут прибыть неожиданные визитеры.

        В сопровождении молодого часового Пишотта вошел в широкие двери административного здания. Он попал в огромную комнату с вентиляторами на потолке. Жару они отнюдь не уменьшали. В комнате господствовал стоявший на возвышении стол. Вдоль стен за перилами располагались столы поменьше для чиновников и деревянные скамьи. Кругом было

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск