Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

65

Адонис был очень обеспокоен за своего крестника и решил говорить с ним откровенно. Тури должен понять, что он прежде всего любит своего крестника и ставит это чувство выше повиновения дону Кроче.

        На краю утеса стояли стулья и раскладные столы. Тури и Аспану сидели вдвоем.

        – Я должен поговорить с тобой наедине, – сказал Гектор Адонис, обращаясь к Гильяно.

        – Коротышка, у Тури нет от меня секретов, – рассерженно бросил Пишотта.

        Адонис пропустил мимо ушей оскорбление.

        – Тури, если захочет, может рассказать тебе то, что я скажу ему, – произнес он спокойно. – Это его дело. Но тебе сказать я не могу. Я не могу взять на себя такую ответственность.

        Гильяно похлопал Пишотту по плечу.

        – Оставь нас, Аспану. Если чтото касается тебя, я тебе скажу.

        Пишотта резко поднялся, холодно взглянул на Адониса и отошел.

        Гектор Адонис долго сидел молча. Потом заговорил:

        – Тури, ты мой крестник. Я полюбил тебя еще ребенком. Я учил тебя, давал тебе читать книги, помогал тебе, когда тебя стали преследовать. Ты один из немногих на этом свете, ради кого мне стоит жить. И тем не менее твой двоюродный брат Аспану оскорбляет меня, а ты даже не останавливаешь его.

        – Я доверяю тебе больше, чем комулибо, за исключением матушки и отца, – сказал Гильяно.

        – И еще Аспану, – с укоризной заметил Адонис. – А разве можно доверять такому кровожадному человеку?

        Гильяно поглядел Адонису в глаза, и тот не мог не восхититься открытостью и честностью его лица.

        – Да, должен признать, я доверяю Аспану больше, чем тебе. Но я люблю тебя с самого детства. Своими книгами и мудростью ты обострил мой ум. Я знаю, что ты помогаешь матушке и отцу деньгами. И был верным другом во время моих бед. Но я вижу, ты завязан с “Друзьями друзей”, и чтото подсказывает мне: именно это и привело тебя сегодня сюда.

        И снова Адонис восхитился чутьем своего крестника. Он изложил Тури суть дела.

        – Ты должен примириться с доном Кроче, – сказал он. – Ни французский король, ни король Обеих Сицилий, ни Гарибальди, ни сам Муссолини не могли окончательно подавить “Друзей”. И тебе войну против них не выиграть. Умоляю тебя, помирись с ними. Поначалу ты должен уступить дону Кроче, но кто знает, каково будет твое положение в будущем. Клянусь тебе своей честью и головой твоей матушки, которую мы оба любим, дон Кроче верит в твой талант и питает к тебе подлинную любовь. Ты будешь его наследником, любимым сыном. Но сейчас ты должен признать его первенство.

        Он видел, что Тури взволнован и принял все сказанное очень серьезно.

        – Тури, подумай о своей матушке, – пылко продолжал Гектор Адонис. – Ты не можешь вечно жить в горах и рисковать жизнью, чтобы увидеть ее несколько раз в году. А дон Кроче сможет добиться для тебя помилования.

        Некоторое время молодой человек раздумывал, потом заговорил медленно и серьезно:

        – Прежде всего хочу поблагодарить тебя за честность, – сказал он. – Предложение очень заманчиво. Но я дал себе слово избавить бедняков Сицилий от нужды, а у “Друзей”, думается, цель не такая. Они служат богачам и политикам в Риме, а это – мои заклятые враги. Давай подождем и посмотрим. Да, конечно, я похитил принца Оллорто и наступил им на мозоль, но я даю жить Кинтане, хоть и презираю его. Терплю же я его из уважения к дону Кроче. Скажи ему это. Скажи ему это и скажи также, что я молюсь, чтобы настал день, когда мы сможем стать равными партнерами. Когда наши интересы не будут противостоять друг другу. Что же до главарей местных мафий, пусть делают что хотят. Я их не боюсь.

        С тяжелым сердцем Гектор Адонис принес этот ответ дону Кроче – тот лишь кивнул своей львиной головой, как будто и не ждал ничего другого.

        В последующие месяцы было предпринято три покушения на жизнь Гильяно. Первый заход разрешили сделать Гвидо Кинтане. Он, совсем как Борджиа, предусмотрел все до мельчайших подробностей. Гильяно, совершая свои вылазки с гор, частенько пользовался одной дорогой. Вдоль дороги лежали поля с сочными травами, куда Кинтана выпустил большую отару овец. Охраняли этих овец трое безобидного вида пастухов – выходцы из города Корлеоне и старые друзья Кинтаны.

        Почти целую неделю при виде идущего по дороге Гильяно пастухи с почтением приветствовали его и по старой традиции подходили поцеловать руку. Гильяно вступал с ними в дружеский разговор; пастухи нередко принимали участие в действиях отряда, к тому же он всегда искал пополнение. Он не опасался за

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск