Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

73

отца в Америке. Это я посоветовал ему уйти в горы и вступить в твой отряд и обещал, что его хорошо встретят.

        И, обменявшись с Андолини рукопожатием, добавил:

        – Извини. Мой сын чегото не понял или услышал какуюто сплетню про тебя.

        Тут он в смущении умолк. Уж очень его огорчал напуганный вид друга. Дело в том, что Андолини от страха едва стоял на ногах.

        Чувствуя, что его другу грозит смертельная опасность, старик Гильяно обратился к сыну.

        – Тури, – сказал он ему, – я часто прошу тебя сделать чтонибудь для меня? Если ты имеешь чтото против этого человека, прости его и отпусти. Он был добр ко мне в Америке и прислал подарок на твое крещение. Я верю ему и ценю его дружбу.

        – Теперь, когда ты признал его, он будет нашим почетным гостем, – сказал Гильяно. – Если он захочет остаться в моем отряде, милости просим.

        Отца Гильяно отвезли на лошади назад в Монтелепре, чтобы он спал в своей постели. После его ухода Гильяно решил поговорить со Стефаном Андолини наедине.

        – Я знаю, какую роль ты сыграл в судьбе Канделерии, – сказал он. – Ты вступил в банду, чтобы шпионить для дона Кроче. Через месяц Канделерия погиб. Его вдова помнит тебя. Она все рассказала мне, и я понял, как оно получилось. Мы, сицилийцы, хорошо умеем разгадывать загадки предательства. Отряды разбойников исчезают. Власти стали удивительно умными. Я сижу на своей горе и целый день думаю. Думаю о властях в Палермо – никогда раньше они не были такими умными. А потом я узнаю, что министр юстиции в Риме и дон Кроче – два сапога пара. И мы оба знаем, ты и я, что дону Кроче ума не занимать. Из этого следует, что именно дон Кроче убирает бандитов по поручению Рима. Теперь, думаю я, и ко мне пожалуют шпионы. И я жду, жду и спрашиваю себя, почему это дон задерживается. Ведь при всей моей скромности должен сказать, что я – добыча из самых крупных. И вот сегодня я вижу вас троих в бинокль. И думаю: “Ага, это опять Мальпело. Буду рад повидаться с ним”. Так что все равно я должен тебя убить. Не буду расстраивать отца – тело твое просто исчезнет.

        Стефан Андолини от возмущения на миг даже забыл о страхе.

        – Ты обманешь своего отца? – воскликнул он. – И ты называешься сыном Сицилии? – Он плюнул на землю. – Тогда убей меня и отправляйся в ад.

        Пишотта, Терранова и Пассатемпо были поражены. Как они поражались не раз в прошлом. Гильяно, который был честен, который гордился тем, что держит слово, который всегда говорил о справедливости для всех, вдруг внезапно меняется и делает нечто чудовищное. Не то чтобы они возражали против убийства Андолини – ему вольно убить сотню Андолини, тысячу. Непростительным казалось то, что он собирается нарушить слово, данное отцу, обмануть его. Лишь капрал Сильвестро вроде бы все понял и сказал:

        – Он не может ставить под угрозу наши жизни потому лишь, что у его отца доброе сердце.

        Гильяно тихо обратился к Андолини:

        – Покайся перед господом. – Затем добавил: – У тебя есть пять минут.

        Рыжие волосы Андолини, казалось, вздыбились.

        – Прежде чем убивать меня, поговори с аббатом Манфреди, – сказал он в отчаянии.

        Гильяно уставился на него с удивлением, и рыжеголовый, захлебываясь, заговорил:

        – Однажды ты сказал аббату, что он может рассчитывать на твои услуги. Что он может просить тебя о чем угодно.

        Гильяно хорошо помнил свое обещание. Но откуда этот тип знает о нем?

        Андолини продолжал:

        – Поедем к нему, и он попросит пощадить меня.

        – Тури, потребуется целый день, чтобы отправить посланца и дождаться ответа, – сказал презрительно Пишотта. – Неужели аббат имеет больше на тебя влияния, чем собственный отец?

        И Гильяно снова удивил их.

        – Свяжи руки и стреножь его, чтобы он мог идти, но не бежать. Дай мне охрану из десяти человек. Я сам приведу его в монастырь, и, если аббат не попросит пощадить его, пусть исповедуется. Я казню его и отдам тело монахам для погребения.

        Гильяно с отрядом прибыл к монастырским воротам, когда поднималось солнце и монахи отправлялись на работы. Тури Гильяно наблюдал за ними с улыбкой на губах. Неужели это было лишь два года назад, когда с этими людьми он ходил в поле в коричневой сутане и мятой черной американской шляпе на голове? Он вспомнил, как это его забавляло. Кто мог тогда подумать о том, что он станет жестоким? Его охватила тоска по тем мирным дням полевых работ.

        К воротам направлялся сам аббат, чтобы приветствовать их. Высокая фигура в черной одежде заколебалась,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск