Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

79

комуто помочь. И это до сих пор так… Вот почему люди на Сицилии любят его…

        – А как вы с ним снова встретились? – спросил Майкл.

        – Мой брат подружился с ним. А может, и отец был членом его отряда. Этого я не знаю. Ведь только моя семья да командиры в отряде Тури знают, что мы поженились. Тури заставил всех поклясться держать это в тайне: он боялся, как бы власти не арестовали меня.

        То, что они, оказывается, женаты, явилось для всех неожиданностью. Юстина сунула руку за ворот платья и вытащила кошелек, а из него достала бланк из плотной кремовой бумаги с большой печатью. Юстина протянула документ Майклу, но Гектор Адонис взял его и прочел.

        – Завтра ты будешь в Америке, – с улыбкой сказал он. – А тем временем могу я сообщить родителям Тури приятную весть? Юстина вспыхнула.

        – Они ведь все время считали, что я за ним не замужем, – сказала она. – Знали, что я беременна, и потому плохо обо мне думали. Да, сообщите, конечно.

        – А ты когданибудь видела или читала Завещание Тури – оно гдето у него припрятано?

        Юстина отрицательно мотнула головой.

        – Нет, – сказала она. – Тури никогда не говорил мне об этом. Лицо дона Доменика стало жестким, в то же время на нем читалось любопытство. “Ага, – подумал Майкл, – он слышал о Завещании, но не одобряет его. Сколько же народу знает о нем? Простые люди, конечно, не знают. А вот римское правительство знает. Кроме того – дон Кроче, семья Гильяно и его ближайшие приспешники”.

        – Дон Доменик, могу я пожить у вас, – спросил Гектор Адонис, – пока из Америки не придет весть, что Юстина благополучно добралась туда? Чтобы я мог передать это Гильяно. Мне, наверное, придется стеснить вас не дольше, чем на одну ночь.

        – Да что вы, дорогой профессор, это же для меня только честь! – пылко воскликнул дон Доменик. – Живите, сколько хотите. А сейчас всем пора на покой. Наша молодая синьора должна хоть немного поспать перед долгим путешествием, да и я слишком уже стар, чтобы просиживать ночи без сна. Avanti. [Вперед, пошли(итал.)  ]

        Он взмахнул руками, точно большая добрая птица. Затем взял Гектора Адониса под руку и повел в спальню, а женщинам крикнул, чтобы они позаботились об остальных гостях.

        Когда наутро Майкл проснулся, Юстины уже не было.

        Гектору Адонису пришлось провести у дона Доменика две ночи, прежде чем посланец привез известие, что Юстина благополучно добралась до Америки. В ее письме Адонис с удовлетворением обнаружил условленное словцо и утром, прежде чем двинуться в путь, сказал Майклу, что хочет поговорить с ним наедине.

        Майкл эти два дня провел в страшном напряжении – ему не терпелось побыстрее уехать домой. Но не терпелось и встретиться с Гильяно – они ведь были одного возраста. Гильяно успел так прославиться, что Майкла перспектива встречи волновала необычайно. Интересно, думал он, как собирается отец использовать Гильяно в Америке. А он не сомневался, что у отца есть на этот счет соображения. Иначе зачем бы он стал поручать Майклу привезти его с собой.

        Майкл спустился с Адонисом на пляж. Вооруженные охранники приветствовали их… Катер вернулся, и теперь Майкл увидел, что вблизи он размером с небольшую яхту. Люди на борту были вооружены лупарами и автоматами.

        Июльское солнце пекло вовсю, и море было такое синее и спокойное, что казалось, это металлический щит, от которого отражается солнце. Майкл и Гектор Адонис сели на складные стулья, стоявшие на пирсе.

        – Прежде чем уехать, я должен передать вам последнее поручение, – тихо произнес Гектор Адонис. – Это чрезвычайно важно для Гильяно.

        – Я охотно все сделаю, – сказал Майкл.

        – Надо немедленно переслать в Америку вашему отцу Завещание Гильяно, – сказал Адонис. – А уж он сумеет его использовать. Нужно сделать так, чтобы дон Кроче и правительство в Риме узнали, что Завещание находится в Америке в надежных руках, и тогда они не посмеют причинить вред Гильяно. Они дадут ему спокойно уехать.

        – Бумаги при вас? – спросил Майкл.

        Маленький человек хитро улыбнулся, потом расхохотался.

        – Они у вас, – сказал он.

        Майкл в изумлении уставился на него.

        – Вас неправильно информировали, – сказал он. – Мне их никто не давал.

        – Нет, дали, – сказал Гектор Адонис. – Мария Ломбарде дала. Только мы с ней и знаем, где они, даже Пишотта не знает.

        Майкл явно ничего не понимал.

        – Они в черной мадонне, – сказал Гектор Адонис. – Мадонна действительно уже не одно поколение находится в семье

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск