Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

110

карабинеру выдавали конверт, в котором лежала точная сумма крупными и мелкими деньгами. Конверты опускали в деревянные ящики с прорезями, которые затем ставили в кузов грузовика, служившего когдато для подвозки оружия американской армии.

        Водитель был вооружен пистолетом, кассир рядом с ним – винтовкой. Когда фургон с миллионами лир выезжал из Палермо, впереди ехали три джипаразведчика (в каждом из них – пулемет и четверо солдат) и тут же шел грузовик с двадцатью карабинерами, вооруженными автоматами и винтовками. За фургоном ехало две машины, в каждой из которых сидело по шесть человек. Все машины были снабжены рациями, чтобы, если понадобится помощь, можно было связаться с Палермо или с близлежащими казармами карабинеров. Ни у кого не возникало опасений, что разбойники могут напасть на такую охрану. Ведь это было бы самоубийством.

        Караван с деньгами двинулся в путь рано утром и сделал первую остановку в маленьком городке ТоммазоНатале. Оттуда он выехал на горную дорогу, ведущую в Монтелепре. Кассир и охрана знали, что день будет долгим, и ехали быстро. В пути они жевали хлеб с колбасой и запивали вином из бутылок. Они перекидывались шутками и смеялись; шоферы передних джипов сложили оружие на пол. Но, перевалив через последнюю вершину и уже начав спускаться к Монтелепре, они увидели на дороге большущее стадо овец. Головные джипы вклинились в стадо: охранники принялись орать на пастухов в домотканой одежде. Солдатам не терпелось поскорее попасть в прохладные казармы и съесть чегонибудь горячего, раздеться и завалиться в постель – у них наступил обеденный перерыв – или перекинуться в картишки. Опасности никакой: ведь всего в нескольких милях отсюда, в Монтелепре, стоял гарнизон полковника Луки из пятисот человек. Они видели, как следом за ними в море овец въехал фургон с деньгами, но не заметили, что он сразу же застрял – никакой бреши перед ним не открылось.

        Пастухи изо всех сил старались освободить ему путь. Они были так этим заняты, что, казалось, не замечали сигнальных гудков, криков, смеха и ругательств охранников. Ничто пока не давало повода для волнения.

        Внезапно фургон окружили шестеро пастухов. Двое достали изпод курток ружья и вытащили из кабины водителя и кассира. А у обоих карабинеров отняли оружие. Четверо других принялись выбрасывать ящики с конвертами, в которых лежали деньги. Эту операцию возглавлял Пассатемпо – его зверская рожа и могучий торс нагнали на карабинеров страху не меньше, чем ружья.

        В тот же миг склоны по обе стороны дороги ожили – вниз по ним бежали разбойники с винтовками и автоматами. Шины двух замыкающих автомобилей были прострелены, и перед первым из них вырос Пишотта. Он крикнул:

        – Выходите немедленно, оружие оставьте в машине, и тогда сегодня вечером будете ужинать в Палермо. Нечего строить из себя героев, деньгито мы забираем не ваши.

        А далеко впереди грузовик с солдатами и три разведывательных джипа уже спустились с последнего холма и подъезжали к Монтелепре, когда старший офицер вдруг заметил, что за ними никто не едет. А на дороге овец стало еще больше, так что он был полностью отрезан от остальной колонны. По рации он приказал одному из джипов повернуть назад. Остальным знаком велел остановиться на обочине и ждать.

        Джип развернулся и снова пополз вверх по холму. На полпути его встретил огонь винтовок и пулеметов. Четверых солдат, сидевших в джипе, моментально прошило пулями; оставшись без водителя, джип потерял управление и медленно покатился вниз, назад к конвою.

        Командир карабинеров соскочил со своего джипа и крикнул солдатам на грузовике, чтоб они слезли и рассыпались цепью. Два других джипа, как испуганные зайцы, помчались вперед, ища укрытия. Но поделать эти люди ничего не могли. Им не вызволить было фургон, так как он находился за холмом; они даже не могли открыть огонь по отряду Гильяно, а его люди тем временем распихивали по карманам конверты с деньгами. К тому же они держали высоту, и им вполне хватило бы патронов, чтобы перестрелять всех, кто к ним сунется. Карабинерам ничего не оставалось, как образовать стрелковую цепь и вести огонь наугад.

        А в Монтелепре фельдфебель ждал фургон с деньгами. Он вечно оставался без гроша к концу месяца и сейчас, как и все его подчиненные, предвкушал приятный вечер в Палермо, где он с друзьями отужинает в дорогом ресторане в окружении хорошеньких женщин. Услышав выстрелы, он удивился. Гильяно ни за что не решится напасть на его патруль

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск