Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

135

от безысходного горя. Глаза его были полны слез. Из груди Марии Ломбарде вырвался сдавленный крик.

        Гектор Адонис вошел в дом.

        – Мария, прошу тебя, не надо, – сказал он.

        Вместе с ним вошел совсем молоденький лейтенант карабинеров. Мария Ломбарде поверх их голов смотрела на улицу. Три черные машины с карабинерами за рулем стояли у ее дома. По обе стороны двери были вооруженные люди.

        Лейтенант, молоденький, розовощекий, снял фуражку и сунул ее под мышку. После чего официальным тоном спросил:

        – Вы Мария Ломбарде Гильяно? – Акцент выдавал его северное тосканское происхождение. Мария Ломбарде ответила:

        – Да.

        От отчаяния голос у нее надломился. Во рту пересохло.

        – Я вынужден просить вас поехать со мной в Кастельветрано, – сказал офицер. – Нас ждет машина. Ваш друг будет нас сопровождать. Если вы не возражаете, конечно.

        Глаза Марии Ломбарде расширились. Она сказала уже более твердым голосом:

        – Это зачем же? Я ничего не знаю в Кастельветрано и никого там не знаю.

        – Мы хотим, чтобы вы опознали там одного человека, – мягко подбирая слова, произнес лейтенант. – Полагаем, что это ваш сын.

        – Нет, это не мой сын, он никогда не ездил в Кастельветрано, – сказала Мария Ломбарде. – Этот человек – мертвый?

        – Да, – ответил офицер.

        Мария Ломбарде издала протяжный вопль и опустилась на колени.

        – Мой сын никогда не ездил в Кастельветрано, – повторила она.

        Гектор Адонис подошел к ней и положил руку ей на плечо.

        – Надо поехать, – сказал он. – Может быть, это очередная его уловка – он ведь не раз такое выкидывал.

        – Нет, – сказала она. – Я не поеду. Не поеду.

        – А муж ваш дома? Мы можем взять его вместо вас, – сказал лейтенант.

        Мария Ломбарде вспомнила, что рано утром за ее мужем приезжал дядюшка Пеппино. Вспомнила она и о том, как у нее возникло дурное предчувствие при виде разрисованной повозки.

        – Подождите, – бросила она. И ушла в спальню, а там переоделась в черное платье и накинула на голову черную шаль.

        Лейтенант открыл перед ней дверь. Она вышла на улицу. Там полно было вооруженных солдат. Она посмотрела в другой конец виа Белла, где улица выходит на площадь. И в ярких лучах июльского солнца увидела, как Тури и Аспану, погоняя осла, уходят на праздник, с которого для ее сына началась другая жизнь – семь долгих лет, в течение которых ее Тури, убив полицейского, был в бегах. Она заплакала; лейтенант взял ее под руку и помог сесть в одну из черных машин, которые ждали на улице. Рядом с ней сел Гектор Адонис. Машина поехала мимо молча стоявших группами карабинеров; Мария Ломбарде уткнулась лицом в плечо Гектора Адониса – она уже не плакала, а с ужасом думала о том, что ей предстоит увидеть в конце пути.

        Тело Тури Гильяно уже три часа лежало во дворе. Он как будто спал, раскинувшись, лежа на животе, повернув голову влево и согнув ногу в колене. Но его рубашка из белой превратилась в алую. Рядом с изуродованной рукой лежал автомат. Фотокорреспонденты и репортеры из Палермо и Рима уже толпились вокруг. Фотограф журнала “Лайф” снимал капитана Перенце, этот снимок будет напечатан с подписью, указывающей, что это он убил Гильяно. Лицо у капитана на фотографии было доброе, грустное и немного озадаченное. На нем была фуражка, и он казался похожим скорее на приветливого бакалейщика, чем на полицейского офицера.

        Зато все газеты мира пестрели фотографиями Тури Гильяно. На вытянутой руке сверкало изумрудное кольцо, которое он снял с пальца герцогини. Вокруг талии – пояс с золотой пряжкой, на которой выгравированы орел и лев. Труп лежал в луже крови.

        Перед тем как приехать Марии Ломбарде, тело перевезли в городской морг и положили на огромный овальный мраморный стол. Морг находился на кладбище, окруженном высокими черными кипарисами. Сюда привезли Марию Ломбарде и усадили на каменную скамью. Дожидались полковника и капитана, которые заканчивали торжественный обед по случаю победы в гостинице “Селинунт”. При виде журналистов, любопытных горожан и множества карабинеров, следивших за порядком, Мария Ломбарде заплакала. Гектор Адонис попытался успокоить ее.

        Наконец ее провели в морг. Какието чиновники у овального стола о чемто спрашивали ее. Она подняла глаза и увидела лицо Тури.

        Никогда еще он не казался ей таким молоденьким. Он выглядел совсем мальчишкой – таким он приходил домой, набегавшись целый день со своим Аспану. Лицо осталось нетронутым, если не считать пятнышка грязи

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск