Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

7

что может уговорить или заставить Глорию сделать все, что он захочет. Моска знал, что если бы он ей заявил: «Только так, а не то…» – И она бы уступила. Он решил, что поторопился: при более терпеливом и тонком подходе можно было провести с ней недурственный вечер. Но потом с удивлением понял, что ему просто лень приложить хоть толику усилий для этого. Ему уже ничего не хотелось.

        – Ну ладно. Иди сюда.

        Она покорно приблизилась.

        – Ты не сердишься? – спросила она тихо.

        Он поцеловал ее и улыбнулся.

        – Нет, это все глупости, – сказал он, и это была чистая правда.

        Глория склонила голову ему на плечо.

        – Давай просто посидим и поговорим. Со дня твоего возвращения нам ведь ни разу еще не удалось нормально поговорить.

        Моска встал с софы и пошел за ее пальто.

        – Мы идем в кино, – сказал он.

        – Я хочу побыть здесь.

        И тогда Моска сказал с нарочито грубой бесцеремонностью:

        – Одно из двух: либо мы идем в кино, либо трахаемся.

        Она встала и внимательно посмотрела ему в глаза.

        – И тебе все равно что?

        – Абсолютно!

        Он думал, что она сейчас наденет пальто и уйдет. Но она покорно ждала, пока он причешется и повяжет галстук. Они пошли в кино.

        Месяц спустя, вернувшись около полудня домой, Моска застал на кухне Альфа, мать и Эмми, сестру Глории. Они пили кофе.

        – Хочешь кофе? – спросила его мать.

        – Ага, только сначала вымоюсь. – Моска отправился в ванную и, вытирая лицо полотенцем, мрачно улыбался.

        Они некоторое время пили кофе молча, и наконец Эмми начала наступление:

        – Ты плохо обращаешься с Глорией! Она тебя три года ждала, она ни с кем не встречалась и, если хочешь знать, упустила массу возможностей!

        – Возможностей для чего? – поинтересовался Моска. Потом рассмеялся. – Да у нас все в порядке. Нужно только время.

        Эмми сказала:

        – Вчера у вас с ней было назначено свидание, а ты не пришел. И вот ты только сейчас заявляешься домой. Как ты себя ведешь?

        Мать, увидев, что Моска начинает злиться, сказала миролюбиво:

        – Глория ждала тебя до двух утра. Ты бы хоть позвонил.

        – Нам всем ясно, что ты собираешься сделать, – сказала Эмми. – Ты бросаешь девушку, которая ждала тебя три года. И ради кого – ради местной шлюшки, у которой было уже три аборта и бог знает что еще.

        Моска передернул плечами:

        – Не могу же я встречаться с твоей сестрой каждый вечер.

        – О нет, конечно, это ниже твоего достоинства!

        Он с удивлением понял, что она сейчас его буквально ненавидит.

        – Но ведь мы все решили, что нам надо подождать со свадьбой, пока я не найду постоянной работы, – напомнил Моска.

        – Не думала я, что ты такой подонок! Если ты не хочешь жениться, так и скажи Глории. И не беспокойся, она найдет себе когонибудь получше!

        Тут заговорил Альф:

        – Это глупость. Разумеется, Уолтер хочет жениться на ней. Давайте не терять благоразумия.

        Ему пока что наша жизнь непривычна, но это пройдет. И нам надо ему помочь приспособиться.

        Эмми заметила саркастически:

        – Если бы Глория стала с ним спать, то все было бы отлично. Он бы приспособился, не так ли, Уолтер?

        – Это превращается черт знает во что, – сказал Альф. – Давайтека поговорим начистоту. Ты злишься, потому что у Уолтера романчик и он не делает из этого тайны, хотя мог бы без труда это скрыть. Хорошо. Глория слишком любит Уолтера, чтобы дать ему вольную. Я думаю, самое лучшее, что мы можем сделать в такой ситуации, это назначить дату свадьбы.

        – А моя сестра, между прочим, работает, в то время как он таскается по девкам, к чему он привык в Германии!

        Моска холодно посмотрел на мать – она опустила глаза. Наступило молчание.

        – Да, – сказала Эмми, – твоя мать рассказала Глории о письмах, которые ты получаешь от какойто девки из Германии. Ты бы постыдился, Уолтер, просто постыдился бы, ейбогу!

        – Эти письма ерунда! – отрезал Моска. И увидел, что они ему с облегчением поверили.

        – Он найдет работу, – сказала мать, – а пока у них нет квартиры, они могут пожить у нас.

        Моска пил кофе. На мгновение он задохнулся от гнева и теперь только и ждал момента улизнуть из этой комнаты. Все это зашло слишком далеко.

        Их болтовня уже начала действовать ему на нервы.

        – Но он должен

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск