Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

20

даже начатые пачки сигарет. Но все это проделывалось с умом. Горничные, убиравшие комнаты, были отлично вымуштрованы и никогда ничего не воровали.

        – Черт побери, – сказал Моска, – знаешь, я бы отсюда хоть сейчас съехал. Шли бы эти фрицы в жопу!

        Эдди подошел к двери и крикнул:

        – Эй, Майер, побыстрее! – и повернулся к Моске. – Очень может быть, что она сейчас там внизу организовала себе коротенький трах с Йергеном. Она это любит.

        На лестнице послышались шаги.

        Она вошла с охапкой постельного белья, за ней Йерген. В руке он держал молоток, в зубах – гвозди. Это был невысокий худощавый немец средних лет, в самом расцвете сил, одетый в комбинезон и американскую армейскую рубашку. От него веяло спокойной уверенностью и достоинством, которые могли бы вызвать к нему уважение и доверие, если бы не сеточка морщинок в углах глаз, придававших его лицу лукавое и хитроватое выражение.

        Он обменялся рукопожатием с Эдди Кэссином и протянул руку Моске. Моска из вежливости пожал ему руку. Отношения между местным населением и оккупационными войсками становятся все более дружелюбными, подумалось ему.

        – Я тут мастер на все руки, – сказал Йерген.

        Он произнес эту фразу с нескрываемым самодовольством. – Когда вам чтото понадобится сделать или починить, зовите меня.

        – Мне нужна кровать пошире, – сказал Моска, – какаяникакая мебель, радиоприемник и еще коечто, о чем я потом скажу.

        Йерген расстегнул нагрудный карман рубашки и вынул карандашик.

        – Конечно, – сказал он поспешно. – Эти комнаты очень плохо обставлены. Согласно смете. Но я уже помог многим вашим товарищам. Большой или маленький радиоприемник?

        – Сколько это будет стоить? – спросил Моска.

        – От пяти до десяти блоков сигарет.

        – Деньгами, – сказал Моска. – У меня нет сигарет.

        – Американскими долларами или купонами?

        – Чеками.

        – Вот что я вам скажу, – начал Йерген медленно. – Я вижу, вам нужен здесь радиоприемник, настольные лампы, четырепять стульев, кушетка и большая кровать. Я вам все это достану, а о цене поговорим потом. Если у вас сейчас нет сигарет, я подожду. Я деловой человек и знаю, кому следует давать кредит. К тому же вы друг мистера Кэссина.

        – Ну и отлично, – сказал Моска. Он разделся до пояса и достал из спортивной сумки полотенце и мыло.

        – Если вам надо будет чтото постирать, пожалуйста, скажите мне, я дам поручение горничной. – Фрау Майер улыбнулась. Ей понравился его длинный мускулистый торс с неровным белым шрамом, тянущимся, как она предположила, до самого паха.

        – Сколько это будет стоить? – спросил Моска. Он раскрыл чемодан и достал оттуда свежую смену белья.

        – Ничего платить не надо. Давайте мне раз в неделю пару плиток шоколада, и, я уверена, горничные будут довольны.

        – Ладно, – сказал Моска нервно и обратился к Йергену:

        – Постарайтесь завтра же принести мне все это.

        Когда оба немца ушли, Эдди покачал головой с печальным упреком:

        – Времена изменились, Уолтер. Оккупация вошла в новую фазу. Мы обращаемся с людьми вроде фрау Майер и Йергена с уважением, здороваемся с ними за руку и всегда угощаем их сигаретой, когда обсуждаем с ними дела. Они могут оказать нам немало услуг, Уолтер.

        – К черту! – сказал Моска. – Где тут туалет?

        Эдди отвел его по коридору в ванную. Это было огромное помещение с тремя умывальниками и гигантской ванной. Около унитаза стоял столик, заваленный журналами и американскими газетами.

        – Высший класс! – сказал Моска и стал умываться.

        Эдди, сев на стульчак, ждал, пока он помоется.

        – Ты приведешь свою подружку сюда? – спросил Эдди.

        – Если найду и если она захочет, – ответил Моска.

        – Пойдешь к ней сегодня?

        Моска насухо вытерся и вставил лезвие в бритвенный станок.

        – Да, – ответил он и взглянул на полуоткрытое окно: там догорал последний луч заката. – Постараюсь. Схожу на разведку.

        Эдди встал и пошел к двери.

        – Если не сложится, зайди к фрау Майер, когда вернешься, выпьем по маленькой. – Он хлопнул Моску по плечу. – А если сложится, то увидимся завтра утром на базе. – И вышел.

        Оставшись один, Моска почувствовал огромное искушение не добриваться, а вернуться к себе в комнату и завалиться спать или подняться к фрау Майер и весь

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск