Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

158

очень дорогих адвокатов, которые угрожали нам весьма серьезными неприятностями. Поэтому мы посчитали, что лучше подождать, пока не разрешится другой кризис, и мы не получим больше доказательств.

        – Кристиан, – вступила в разговор вицепрезидент Элен Дю Пре, – у вас есть какиенибудь подозрения относительно того, как был включен в игру старший Тиббот?

        – Мы проверяем все звонки в Бостон, – отозвался Кристиан, чтобы выяснить, кто вызвал Тибботастаршего. Пока нам не везло.

        Директор ЦРУ Теодор Тэппи заметил:

        – Со всем вашим совершенным оборудованием вы должны были бы выяснить это.

        – Элен, – вмешался Кеннеди, – вы заставили их отклониться в сторону. Давайте вернемся к главной проблеме. Доктор Аннакконе, позвольте мне ответить на ваш вопрос. Кристиан старался вывести меня изпод удара, для чего и существует штаб президента. Но я принял тогда решение не разрешать исследование мозга. Протоколы исследований говорят о том, что существует некоторая опасность разрушения мозга, и я не хотел рисковать. Эти молодые люди все отрицали, и не было никаких доказательств, что бомба действительно существует, кроме предупреждающего письма. Сейчас мы имеем дело с непристойной атакой со стороны средств массовой информации при поддержке членов конгресса. Я хочу поставить конкретный вопрос. Исключим ли мы возможность сговора между Ябрилом и учеными Тибботом и Грессе, если подвергнем их испытанию? Решит ли это проблему?

        – Да, – твердо заявил доктор Аннакконе. – Но ситуация сейчас изменилась. Теперь вы хотите использовать медицинское расследование в уголовном деле, а не для того, чтобы обнаружить местонахождение ядерного устройства. Закон о безопасности не позволяет использовать исследование мозга при таких обстоятельствах.

        Президент Кеннеди холодно улыбнулся.

        – Доктор, – сказал он, – вы знаете, как я восхищаюсь вашими научными трудами, но в вопросах права вы не столь осведомлены. – Казалось, Кеннеди напрягся, продолжая свою речь. – Слушайте меня внимательно. Теперь я хочу, чтобы Грессе и Тиббот прошли через мозговую проверку. И, что еще важнее, я хочу, чтобы через эту процедуру прошел Ябрил. Всем им должен быть задан один вопрос: «Был ли заговор? Являлся ли взрыв атомной бомбы частью плана Ябрила?» Если ответ будет положительным, это вызовет невероятные последствия. Заговор все еще может быть в действии и распространяться не только на НьюЙорк. Оставшиеся члены Первой Сотни способны заложить и другие ядерные устройства. Вы все поняли?

        – Господин президент, – спросил доктор Аннакконе, – вы полагаете, что действительно существует такая возможность?

        – Мы должны исключить всякие сомнения. Я распоряжусь, чтобы медицинские расследования были оформлены в соответствии с Законом об атомной безопасности.

        – Поднимется жуткий крик, – заметил Артур Викс. Нас будут обвинять в том, что мы прибегаем к лоботомии.

        – А это не так? – спросил Юджин Дэйзи.

        – Господин президент, – сказал пресссекретарь Мэтью Глэдис, – результат испытаний продиктует нам, какую давать публикацию. Мы должны быть слишком осторожными. Если испытание подтвердит, что существовал заговор, объединяющий Ябрила, Грессе и Тиббота, все будет в полном порядке. Если же испытание подтвердит, что между ними не было сговора, мы просто опубликуем сообщение об этом, не упоминая об испытании.

        – Мы не можем позволить себе этого, Мэтью, – мягко возразил Фрэнсис Кеннеди. – Останется письменное свидетельство, что я подписал такой приказ. Наши противники наверняка докопаются до него, и это содержит чудовищную проблему.

        – Мы не обязаны лгать, – настаивал Глэдис, – просто умолчать.

        – Давайте перейдем к другим вопросам, – отрывисто произнес Кеннеди.

        Юджин Дэйзи начал зачитывать справку, лежавшую перед ним:

        – Конгресс хочет заставить Кристиана отчитаться перед одним из комитетов по расследованию. Сенатор Ламбертино и конгрессмен Джинц собираются растерзать его. Они готовы растерзать его. Они готовы доказать, и они вовлекли в это все средства массовой информации, что генеральный прокурор Кристиан Кли является ключевой фигурой во всех странных делах, которые происходят.

        – Прибегните к Закону о привилегиях исполнительной власти, – посоветовал Кеннеди. – Как президент я приказываю ему не появляться ни перед каким комитетом конгресса.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск