Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

34

Гелла размышляла над его рассказом. «Если бы я была с ним в джипе, – думала она, – я бы подошла к ней и успокоила, помогла бы ей прийти в себя. Мужчины черствее – в них меньше жалости».

        Но она ничего не сказала. И лишь медленно, как и в предыдущие такие же темные ночи, водила пальцами по его телу, по длинному извилистому рубцу шрама. Она водила пальцем по этому бугристому шву, как ребенок возит игрушечный грузовичок взад и вперед по тротуару, и это медленное монотонное движение действовало на него гипнотически.

        Моска сел в кровати и уперся плечами в край спинки. Он сложил ладони на затылке и сказал тихо:

        – Мне повезло, что этот шрам там, где его не видно.

        – Мне он виден.

        – Да, но я имею в виду другое – слава богу, что он не на лице.

        Она продолжала водить пальцем по шраму.

        – Мне все равно, – сказала она.

        Лихорадка раздражала Моску. И лишь ее пальцы немного его успокаивали, и он понял, что она спокойно отнесется к тому, что он когдато сделал.

        – Не засыпай, – попросил он. – Я давно уже хочу тебе коечто рассказать, да все никак не мог решить, интересно ли это тебе будет. – И он стал имитировать певучие интонации, с какими рассказывают ребенку сказку на ночь. – А сейчас я расскажу тебе одну историю, – сказал он и потянулся к тумбочке за пачкой сигарет.

        …Полевой склад боеприпасов простирался на многие мили, снаряды в траншеях были сложены аккуратными штабелями, словно связки черных поленьев. Моска сидел в кабине и наблюдал, как пленные нагружают кузов стоящего впереди грузовика. На пленных были зеленые саржевые робы, а на головах – плоские кепки из того же материала. Если бы не огромная буква П, намалеванная белой краской у них на спинах и на каждой штанине, в лесу они могли бы без труда скрыться в листве.

        Откудато из чащи раздались три пронзительных свистка – отбой. Моска выскочил из кабины и крикнул:

        – Эй, Фриц, идика сюда!

        Пленный, которого он назначил старшим над грузчиками, подошел к его грузовику.

        – Вы успеете закончить погрузку?

        Немец, коротконогий мужчина лет сорока, с морщинистым лицом старичкамальчика, который держался с Моской без всякого подобострастия, пожал плечами и ответил на ломаном английском:

        – Мы быть поздно к ужин.

        Они оба усмехнулись. Любой другой пленный стал бы уверять Моску, что погрузку непременно закончат, лишь бы не впасть в немилость.

        – Ладно, кончай, – сказал Моска. – Пусть эти гады передохнут.

        Он дал немцу сигарету, и тот сунул ее в карман своей зеленой куртки. Курить на территории склада не разрешалось, хотя, разумеется, и Моска, и другие американские солдаты нарушали этот запрет.

        – Пусть фрицы загружаются, а ты сосчитай всех и доложи мне.

        Немец ушел, и пленные стали залезать в кузова грузовиков.

        Они медленно продвигались по проселку через лес. Время от времени проселок пересекался с другими лесными дорогами, встречные грузовики пристраивались в хвост, и скоро длинная колонна открытых грузовиков выехала из леса и двинулась по полю в лимонножелтых лучах весеннего солнца. И для охранников, и для пленных война осталась гдето далеко. Им уже ничто не угрожало, все споры между ними разрешились. Ехали тихо и вроде бы довольные друг другом. Их путь лежал от лесного массива, где располагался полевой склад, к баракам за колючей проволокой.

        Охранники, американские солдаты, получившие тяжелые ранения на фронте и признанные негодными для строевой службы, достаточно натерпелись на войне. А пленные горевали о своей доле лишь вечерами, глядя, как их сторожа садятся по машинам и катят в ближайший городок.

        Лица пленных за колючей проволокой выражали жалобную зависть детей, наблюдающих сборы родителей на вечеринку к друзьям.

        А потом, с первым проблеском зари, и те и другие отправлялись на лесосеку. Во время утренних перекуров пленные разбредались по лесу, жуя припрятанный с завтрака хлеб. Моска позволял своим подопечным прохлаждаться больше, чем положено. Фриц сидел с ним рядом на штабеле снарядов.

        – Чем плохая жизнь, а, Фриц? – спросил Моска.

        – Могло быть хуже, – ответил немец. – Тут спокойно.

        Моска кивнул. Ему нравился этот немец, хотя он не потрудился даже запомнить его настоящее имя. Они относились друг к другу дружелюбно,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск