Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

159

        Доктор Аннакконе, которому надоела эта политическая дискуссия, шутливо заметил:

        – Кристиан, а почему бы вам добровольно не подвергнуться мозговому исследованию? Вы можете окончательно доказать вашу невиновность, а заодно подтвердить моральность такого исследования.

        – Док, – ответил Кристиан, – я не собираюсь доказывать, как вы сказали, мою невиновность. Это ведь такая чертова штука, которую ваша наука никогда не сможет установить. И меня не интересует моральная сторона проблемы исследования мозга, способного определить правдивость другого человека. Мы здесь не обсуждаем проблемы невиновности их морали. Мы обсуждаем, как должна действовать власть, чтобы обеспечить дальнейшее функционирование общества. Это еще одна область, где ваша наука бесполезна. Как вы не раз говаривали мне, не надо барахтаться в чемто, в чем вы не являетесь экспертом. Так что пошли вы… знаете куда!

        На таких совещаниях штаба очень редко случалось, чтобы ктонибудь вот так не сдерживал свои чувства. И обычно никто не позволял себе такие вульгарные выражения в присутствии вицепрезидента Элен Дю Пре. Вицепрезидент вовсе не была такой уж ханжой, тем не менее, люди, собравшиеся в зале, удивились вспышке Кристиана Кли.

        Доктор Аннакконе отступил. Он ведь только слегка пошутил. Он симпатизировал Кристиану Кли, как и большинство людей. Кли был вежливый, воспитанный человек, казавшийся умнее многих юристов. Доктор Аннакконе, хотя и был выдающимся ученым, гордился своим ясным пониманием всего происходившего в мире. Сейчас он испытывал легкое огорчение от обиды. И он не раздумывая заявил:

        – Вы ведь служили в ЦРУ, мистер Кли. В здании штаба ЦРУ висит мраморная доска, на которой написано: «Если ты знаешь правду, то правда освободит тебя».

        Однако к Кристиану уже вернулось его чувство юмора.

        – Я этого не писал, – сказал он. И я сомневаюсь в истине этого девиза.

        Доктор Аннакконе тоже вернул себе спокойствие, и принялся анализировать ситуацию. Почему на его шутливый вопрос последовала такая яростная реакция? Неужели генеральному прокурору, высшему представителю правосудия в стране, есть что скрывать? Аннакконе очень захотелось заполучить его в клинику на предмет испытания.

        Фрэнсис Кеннеди весьма серьезно наблюдал за этой интерлюдией, потом мягко заметил:

        – Зед, когда вы усовершенствуете ваш мозговой детектор так, что он не будет вызывать никаких побочных действий, нам, возможно, придется похоронить его. В нашей стране нет такого политика, который мог бы выдержать подобное испытание.

        – Все эти соображения не важны, – прервал его доктор Аннакконе. – Суть процесса раскрыта. Наука начала исследования человеческого мозга. Вам никогда не удастся притормозить этот процесс, луддиты доказали это, когда пытались остановить промышленную революцию. Вы не можете запретить пользование порохом, как это сделали японцы, на сотни лет запретившие огнестрельное оружие, и в результате разбиты западным миром. Раз уж открыт атом, вам не остановить атомную бомбу. Мозговой детектор лжи будет действовать, я могу вас заверить в этом.

        – Это нарушение конституции, – заметил Кристиан Кли.

        – Мы можем изменить конституцию, – возразил президент Кеннеди.

        – Если бы средства массовой информации слышали этот разговор, – с выражением ужаса на лице произнес Мэтью Глэдис, – они бы изгнали нас из города.

        – Это наша работа, – сказал Кеннеди, – информировать людей, о чем мы говорим, информировать соответствующим образом и в соответствующий момент. Запомните, решать будет народ Америки и в соответствии с конституцией. А сейчас я полагаю, что решением всех наших проблем должна стать контратака. Кристиан, возбуди дело против Берта Оудика. Его компания будет обвинена в преступном заговоре вместе с Шерабеном с целью ограбления американского народа путем противозаконного создания дефицита нефти ради повышения цен.

        Он повернулся к Оддбладу Грею.

        – Ткни конгрессу в нос сообщение о том, что новая федеральная комиссия по средствам связи отменит лицензии главных телевизионных компаний, когда придет время их возобновлять, и что новые законы будут контролировать закулисные сделки на Уоллстрит и в крупных банках. Мы их заставим поволноваться, Отто.

        Элен Дю Пре знала, что имеет полное право не соглашаться на этих закрытых совещаниях,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск