Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

45

«зеленых», – сказал Моска.

        – И двадцать – я, – Эдди Кэссин выложил деньги.

        Полковник добавил свои.

        На сей раз Моска метнул кости мягким движением кисти, словно выпускал на волю прирученное животное. Кости отскочили от бортика, покатились обратно и остановились посреди зеленого поля. Снова выпало семь, и ктото из офицеров сказал:

        – Потрясите эти кости! – Он произнес это без всякого злого умысла, просто как заклинание против везения Моски.

        Моска взглянул на него, усмехнулся и сказал:

        – Ставлю сто шестьдесят!

        Адъютант, сжимая свой стакан, смотрел на Моску и кости. Эдди Кэссин сказал тихо:

        – И десять мои. – И взял выигранные им тридцать долларов.

        Полковник сказал:

        – Ставлю двадцать!

        Эдди нехотя выложил десятидолларовую банкноту и, поймав взгляд Моски, передернул плечами.

        Моска взял кости, подул на них и метнул в противоположный бортик. Два красных кубика показали четыре белые точки.

        Один из офицеров сказал:

        – Ставлю десять против пяти, что он не выиграет.

        Моска принял это и еще несколько других пари. Он не стал брать кости с сукна и, бессознательно уверенный в своем успехе, вытащил пачку долларов, намереваясь заключить пари с кем угодно.

        Он был возбужден, его переполнял азарт игрока, редко ему выпадало такое везение в игре.

        – Ставлю сто против пятидесяти, – объявил он и, не услышав больше никаких предложений, взял кости.

        Перед тем как он метнул их на стол, полковник сказал:

        – Ставлю двадцать, что вам не выиграть.

        Моска вытащил десятку и бросил ее на стол со словами:

        – Принимаю.

        – Но вы положили только десять, – сказал полковник.

        Моска перестал трясти кости и склонился над столом. Он не мог поверить, что полковник, старый армейский служака, не знает правил игры в кости.

        – При четырех очках, полковник, вы должны ставить два против одного, – сказал он, с трудом сдерживая гнев.

        Полковник повернулся к одному из стоящих рядом младших офицеров:

        – Это так, лейтенант?

        – Так, сэр, – сказал тот смущенно.

        Полковник бросил на стол двадцать долларов.

        – Ладно, мечите!

        Два красных кубика ударились о борта стола, быстро перекатились по зеленому полю и неожиданно остановились – оба двумя белыми точками вверх. Моска долго смотрел на кубики, прежде чем взять деньги, и громко произнес:

        – Никогда не видел картины чудеснее.

        «Нет смысла больше рисковать своей удачей», – подумал он. Он бросил на стол еще несколько банкнот и после нескольких бросков снизил ставки. Он играл с переменным успехом. Когда кости взял полковник, Моска перекрыл его ставку. Полковник бросил – неудачно. Во второй раз – та же картина. Моска взял деньги. Полковник сказал беззлобно:

        – С вами бессмысленно играть – вам сегодня везет. – И, улыбнувшись, вышел из зала.

        Моска понял, что не прав, что полковник и впрямь не силен в правилах игры в кости и вовсе не пытался воспользоваться своим чином, чтобы утереть ему нос.

        Атмосфера вокруг стола немного разрядилась, офицеры перестали испытывать неловкость, и беседа оживилась. Официант трудился не покладая рук, едва успевая выполнять заказы. Адъютант подошел к бару, сел на табурет, подождал, пока официант наполнит его стакан, отпил и окликнул:

        – Моска, подойди на минутку.

        Моска взглянул через плечо. Метал Эдди Кэссин, и после него должен был метать он.

        – Сейчас, только метну, – сказал он.

        Эдди метнул удачно, но Моска перебил его кости и подошел к терпеливо дожидавшемуся адъютанту.

        Адъютант внимательно посмотрел прямо ему в глаза и сказал:

        – Какого хрена ты учил полковника, как надо делать ставки?

        Моска немного смутился.

        – Черт, – сказал он, – он же хотел заключить со мной пари. Кто же делает ставку на равных на четыре очка?

        Адъютант продолжал тихим вкрадчивым голосом, словно разговаривал с непонятливым мальчишкой:

        – У стола было десять офицеров. Они же не стали объяснять ему, как делать ставки, и если бы они объяснили, то сделали бы это в куда более вежливой манере. Как ты думаешь, почему ему никто слова не сказал?

        Моска почувствовал, как его лицо заливается краской. И вдруг заметил, что игроки замолчали, перестав метать кости, – все слушали их разговор.

        Ему

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск