Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

161

генеральный прокурор Кристиан Кли, Генри Кэну приветствовал его. Они сотрудничали и раньше, а в самом начале своего президентства Кеннеди проинструктировал его, что генеральный прокурор может брать из секретного фонда столько, сколько ему нужно. Поначалу Кэну каждый раз перепроверял у президента, потом перестал.

        – Кристиан, – радостно встретил он гостя, тебе нужна информация или наличные?

        – И то, и другое, – ответил Кристиан. – Прежде всего деньги. Мы собираемся публично пообещать сократить на пятьдесят процентов Службу безопасности и ее бюджет. Я должен выдвинуть такое предложение. Это будет зафиксировано на бумаге, на самом деле ничего не изменится. Но я не хочу, чтобы конгресс знал про наши финансовые дела. Так что твой департамент возьмет эти средства из бюджета Пентагона, а потом оформит их как совершенно секретные.

        – Иисус! – вырвалось у Генри Кэну. – Это большие деньги. Я могу это сделать, но ненадолго.

        – Только до выборов в ноябре, – сказал Кристиан. – А потом либо мы получим коленом под зад, либо будем настолько сильны, что конгресс не заметит разницу. Но сейчас мы должны выглядеть хорошо.

        – Ладно, – согласился Кэну.

        – Теперь насчет информации, – продолжил Кристиан. – Вынюхивал ктонибудь из комитетов конгресса чтолибо за последнее время?

        – Конечно, – ответил Кэну. – Больше, чем обычно. Они пытаются узнать, сколько в распоряжении президента вертолетов, сколько больших самолетов, всякую прочую чепуху. Они хотят выяснить, что делает исполнительная власть. Если они проведают, сколько у нас всего на самом деле, они обалдеют.

        – Кто из конгрессменов, в частности, был здесь? – поинтересовался Кристиан.

        – Джинц, – сообщил Кэну. – С ним был его помощник Патси Тройка, такой умненький маленький мерзавец. Он сказал, что хочет только знать, сколько у нас вертолетов, и я ответил, что три. Он заявил, что слышал, их у нас пятнадцать, а я ему говорю, какого черта, вертолетами? Но он был близок к истине – у нас их шестнадцать.

        – А зачем нам шестнадцать? – удивился Кристиан Кли.

        – Вертолеты вечно ломаются, – объяснил Кэну. – Если президенту нужен вертолет, могу я отказать ему изза того, что они в мастерских? Кроме того, всегда ктонибудь из президентского штаба просит вертолет. Тыто этим не грешишь, Кристиан, а вот Тэппи из ЦРУ и Викс пользуются вертолетами довольно часто. И Дэйзи тоже, уж не знаю, по какой причине.

        – Ты и не желаешь знать, – заметил Кристиан. – Я хочу, чтобы ты докладывал мне о любой ищейке из конгресса, которая будет пытаться вынюхивать, какие материальнотехнические средства обеспечивают команду президента. Это основа безопасности. Докладывай мне в порядке секретной информации.

        – Договорились, – весело отозвался Генри Кэну. – И в любое время, если тебе нужно будет чтото отремонтировать в твоем собственном доме, мы можем выделить деньги и на это.

        – Спасибо, – сказал Кристиан, – у меня есть свои деньги.

        В тот день поздно вечером президент Фрэнсис Кеннеди сидел в Овальной комнате и курил свою тонкую гаванскую сигару, перебирая в памяти события дня. Все шло именно так, как он планировал. Он продемонстрировал свою твердость в достаточной мере, чтобы обеспечить поддержку штаба.

        Кли реагировал так, словно читал мысли своего президента. Кэну вполне надежен. Труднее с Аннакконе, но и он подчинился. Элен Дю Пре может оказаться проблемой, если Кеннеди не будет осторожен, а он нуждался в ее уме и политическом влиянии на женские организации.

        Фрэнсис Кеннеди удивлялся, насколько он хорошо себя чувствует. Он не испытывал более депрессии, а наоборот, ощущал такой прилив энергии, какого не было со дня смерти его жены. Случилось ли это потому, что он наконец встретил женщину, которая заинтересовала его, или потому, что он в конце концов добился контроля над огромной и сложной политической машиной Америки?

       

       

19

       

        В мае Фрэнсис Кеннеди, к своему удивлению и даже смятению, влюбился. Время для этого, да и сама женщина были не вполне подходящими. Она служила в правовом отделе вицепрезидента.

        Кеннеди понравились ее естественное обаяние, ее простодушная улыбка, живые карие глаза, икрящиеся смехом. В спорах она проявляла колкость, порой излишне подчеркивая свою силу как юриста. Она была красива, с приятным голосом и фигурой

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск