Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

63

скрыть свой жест от окружающих.

        – Ты слишком балуешь этого пса, – сказал Хонни. – Тебе надо заиметь детей. Для тебя это будет настоящая радость.

        – Дорогой мой Хонни, – сказала она, глядя ему прямо в глаза, – тогда тебе придется изменить свои предпочтения в занятиях любовью. – При этом сладость ее голоса потопила жестокую горечь произнесенных слов.

        – Это слишком высокая цена, – пробормотал Хонни и подмигнул Вольфу. – У каждого человека свои вкусы, а, Вольф?

        Вольф кивнул, не переставая жевать гигантский бутерброд, который он себе соорудил.

        Так они ели и пили. Моска, не теряя бдительности, больше ел, чем пил. Чувствовал он себя превосходно. Наступило долгое молчание, но потом рыжая очнулась от своих дум и произнесла с неожиданным возбуждением:

        – Хонни, а давай покажем им наше сокровище? Пожалуйста!

        Вольф оторвался от бутерброда, и его лицо приняло комичнонапряженное выражение. Хонни засмеялся и ответил:

        – Нетнет, Вольфганг, прибыли тут не будет.

        И к тому же уже слишком поздно, да и вы, должно быть, устали.

        Стараясь не выказывать своей заинтересованности, Вольф небрежно спросил:

        – Да что же это?

        Светловолосый улыбнулся:

        – Это никак не связано с деньгами. Это просто курьез. На заднем дворе я собираюсь разбить сад. Дом на противоположной стороне улицы разбомбили, и часть кладки упала на мой участок.

        Я начал расчищать его от мусора. И потом я обнаружил коечто весьма необычное. Там в груде щебня я нашел лаз. Подвал совершенно не пострадал, и весь дом ухнул туда. И вот что интересно.

        Какимто загадочным образом балки упали так, что они теперь удерживают все здание, и внизу образовалось большое помещение. – Он улыбался, и веснушки проступили у него на лице, как капли крови. – Уверяю вас, там есть на что посмотреть. Хотите, сходим?

        – Конечно! – отозвался Моска, и Вольф кивнул в знак безразличного согласия.

        – Можно не одеваться. Нам надо только пройти через садик, а там внизу очень тепло.

        Но Моска и Вольф захватили пальто, чтобы не выходить на улицу безоружными, но и не желая демонстрировать Хонни свои пистолеты. Хонни пожал плечами.

        – Подождите, я возьму фонарь и пару свечей.

        Ты пойдешь, Эрда? – обратился он к рыжей.

        – Конечно! – ответила она.

        Они прошли по будущему саду – впереди шагал светловолосый, освещая путь фонариком.

        Квадратный клочок глинистой земли был огорожен кирпичной стеной, настолько низкой, что они смогли просто перешагнуть через нее. Потом они вскарабкались вверх по груде мусора, с вершины которой им открылся вид на дом. Висящее в выси, точно портьера, облако закрыло луну, и город вдали уже был неразличим во мраке. Они спустились по склону в ложбинку, образованную двумя холмиками глины и кирпичной щебенки, и подошли к стене, наполовину погребенной под грудой мусора.

        Светловолосый согнулся и махнул рукой кудато вниз.

        – Вот сюда, – сказал он, указывая на темнеющий пролом в стене. Они стали пробираться внутрь гуськом: сначала светловолосый, за ним рыжая, потом Вольф и Моска.

        Успев сделать лишь несколько шагов, они неожиданно начали спускаться по лестнице в подземелье. Хонни предупредил, чтобы они ступали осторожно.

        Хонни ждал их на нижней ступеньке. Эрда зажгла две свечи и подала одну Моске.

        При свете желтого пламени свечи они увидели, что во все стороны от того места, где они стоят, открывается просторное подземное помещение и их свечи освещают все вокруг, как маяк освещает ночное море, оставляя гигантские рваные тени.

        Пол под ногами шатался, а стены были словно сложены из гор щебенки. В середине этого подвала торчала лестница, которая исчезала в груде мусора, завалившего ее ступени, словно по замыслу архитектора лестница должна была просто упираться верхним концом в потолок.

        – До того как ваши летчики сбросили сюда бомбу, здесь было общежитие войск СС. Это случилось как раз перед окончанием войны, – сказал Хонни. – Они тут все погребены. Славная смерть!

        – Тут могли остаться ценные вещи, – предположил Вольф. – Вы не пытались искать?

        – Нет, – ответил Хонни.

        Они сошли с последней ступеньки вниз, и их ноги погрузились в каменный прах. Эрда осталась стоять у стены, прислонившись к огромной деревянной балке,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск