Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

64

один конец которой рухнул вниз на пол, а другой конец все еще подпирал потолок.

        Она высоко подняла свою свечу, и на стенах заплясали исполинские тени трех мужчин.

        Они продвигались осторожно, и ноги вязли в трухе, осколках стекла, опилках, кирпичной пыли, словно они шли по мелководному ручью. Иногда, ступая на мягкий пригорок мусора, они проваливались, вздымая тучи пыли, словно брызги воды.

        Вдруг Моска увидел перед собой сверкающий черный ботинок. Он схватил его, но ботинок оказался неожиданно тяжелым. Он понял, что в ботинке находится отсеченная ступня, намертво запечатанная там пробкой из кирпичного праха, запекшейся крови и костного мозга. Он выронил ботинок и пошел в дальний угол подземной комнаты, проваливаясь в мусор и пыль по колено.

        У самой стены он споткнулся о туловище без головы, без ног и рук. Он надавил на туловище рукой и ощутил затвердевшую черную ткань, а под ней человеческое тело, из которого упавшая кирпичная стена выдавила кровь и жировые ткани. Под пальцами плоть была тверда как кость, и внизу под телом он нащупал каменное основание, о которое и расплющило этот труп. Голова и конечности трупа были отсечены так же, как та нога в ботинке была отсечена от ноги.

        В этих останках человеческого тела не было ничего ужасающего: ни крови, ни мяса. Тела были смяты настолько сильно, что одежда, впечатавшаяся в них, покрыла их словно кожа. А кровь без остатка впиталась в кирпичную пыль, превратившуюся в засохшую грязь. Моска разбросал носком ботинка грязь и, когда его нога начала кудато проваливаться, поспешил прочь. Вольф, почти невидимый во мраке, возился в другом конце комнаты.

        И вдруг Моска ощутил удушливую духоту.

        В воздух поднялась горячая пыль, и странный запах, вроде бы паленого человеческого мяса, начал подниматься изпод пыли, словно вдруг расступились доски пола и оттуда вырвались языки подземного пламени, таящиеся под руинами в недрах города.

        – Дайтека сюда свет! – крикнул Вольф из своего угла. Его голос прозвучал как шипящий шепот.

        Моска бросил ему через всю комнату зажженную свечу. Она описала в воздухе пламенеющий полукруг и упала около Вольфа. Он поставил ее у своих ног.

        Они увидели тень Вольфа, копошащегося над человеческим торсом. Хонни тихо сказал будничным тоном:

        – Странно, что все трупы здесь без голов. Я нашел здесь шесть или семь, у некоторых были руки или ноги, но голов нет ни у кого. И почему они совершенно не разложились?

        – Вот! – воскликнул Вольф. Теперь его голос донесся из дальнего угла. – Тут чтото есть! – И поднял кожаную кобуру с пистолетом. Он вытащил из кобуры пистолет, который тут же рассыпался на части, покатившиеся по полу в пыль.

        Вольф отбросил кобуру и продолжал свои раскопки, время от времени обращаясь к светловолосому.

        – Прямо как мумии, как египетские мумии! – говорил он. – К ним одежда просто приросла.

        Может быть, они тут были замурованы, а потом здание просело, вот мы и смогли сюда пробраться.

        А головы им просто размозжило об пол, стерло в труху, кости смешались с пылью, и мы теперь по ним ходим. Я уже видел нечто подобное раньше. – Он отошел далеко от свечи и теперь чтото искал в неосвещенном конце комнаты, а потом продолжал:

        – Дайте свет! – Эрда подняла свою свечу, осветила его угол, и Вольф поднял чтото над головой, так, чтобы желтоватый свет упал на этот предмет. В то же мгновение светловолосый направил туда луч своего фонарика.

        Вольф издал короткий вскрик удивления, похожий на истерическое восклицание женщины, готовящейся зарыдать. Луч фонарика и свет свечи выхватили из тьмы сероватую руку со зловеще удлиненными пальцами, покрытую засохшей грязью. Пламя свечи дернулось прочь почти в тот же момент, когда Вольф отбросил эту мертвую руку в сторону. Все молчали, чувствуя теперь духоту и тяжесть в воздухе от пыли, поднятой с пола. Потом Моска ехидно спросил у Вольфа:

        – И тебе не стыдно?

        Светловолосый тихо рассмеялся, но его смех еще долго эхом отдавался по всему подземелью.

        Вольф ответил, словно оправдываясь:

        – Я думал, что это крыса, черт бы ее побрал.

        Рыжая сказала:

        – Пойдемтека отсюда, я хочу на свежий воздух. – И как только Моска двинулся к ней, стена чуть дрогнула и начала оседать.

        Он поскользнулся

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск