Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

163

они попали в Желтую Овальную комнату, про которую он рассказал ей, что это его любимое помещение. Желтые стены, такого же цвета ковры и диваны, и по его словам, успокаивали его. И все это время президент расспрашивал ее о жизни и рассматривал свою гостью. Он заметил, что ее гораздо больше интересует их разговор, нежели внушающая благоговение роскошь комнат, что она задает умные вопросы о картинах на исторические сюжеты и расспрашивает о различных предметах старины. На нее, совершенно очевидно, не производила впечатление окружающая роскошь. Под конец он показал ей знаменитую президентскую Овальную комнату.

        – Ненавижу эту комнату, – сказал Кеннеди.

        Она, похоже, поняла его. Овальный кабинет всегда использовался для официальных фотографий, публикуемых во всех газетах. Здесь происходили беседы с иностранными знаменитостями, подписание важных законов и договоров. В этой комнате чувствовалась атмосфера неискренности.

        Ланетта, хотя и старалась не показывать этого, была взволнована прогулкой и обществом президента. Она понимала, что с его стороны это больше, чем вежливость.

        По дороге в зал приемов он спросил, не хотела бы она принять участие в скромном обеде в Белом доме на следующей неделе.

        Она согласилась.

        В дни, предшествующие обеду, Ланетта ожидала, что вицепрезидент Элен Дю Пре вызовет ее, чтобы посоветовать, как вести себя, выведать, как ей удалось заполучить приглашение президента, но вицепрезидент никак не проявляла своей заинтересованности. Она вела себя так, словно ничего и не знала, хотя этого не могло быть.

        Ланетта Карр сознавала, как и всякая женщина, что интерес Фрэнсиса Кеннеди к ней сексуален. Уж конечно, он думал о ней не как о будущем госсекретаре.

        Скромный неофициальный обед в Белом доме не был успешным. Ни одна женщина не могла бы упрекнуть Фрэнсиса Кеннеди в невнимании. Он держался с вежливым дружелюбием, вовлекал Ланетту в разговор и поддерживал его, почти во всем занимая ее сторону, когда она спорила с членами его штаба. Она не испытывала трепета перед этими людьми, самыми могущественными в стране. Юджин Дэйзи ей понравился, несмотря на скандал, раздутый средствами массовой информации. Она поражалась, как его жена после этого появляется с ним в обществе, но никто из присутствующих не выглядел смущенным. Артур Викс был сдержан, и их спор не вышел за рамки приличий, когда Ланетта заявила, что, по ее мнению, бюджет министерства обороны должен быть сокращен наполовину. Отто Грея она нашла очаровательным. Еще ей бросилось в глаза, что их жены держались скованно.

        Кристиан Кли ей не понравился, и она не могла бы объяснить почему. Быть может изза зловещей репутации, которой он пользовался в Вашингтоне. Однако, Ланетта убеждала себя, что с ее юридическим образованием не следует поддаваться предрассудкам. Претензии не являются доказательствами, обвинения, не подтвержденными уликами, остаются слухами, и он может считаться ни в чем не виноватым. Что ее отталкивало, так это полное отсутствие с его стороны интереса к ней или реакции на нее, как на женщину. Казалось, он все время был настороже. Один из обслуживающих их официантов задержался на какоето мгновение за спиной у Кли, и тот сразу обернулся и начал подниматься со стула с выдвинутым вперед кулаком. Официант, который задержался, разворачивая салфетку, был явно озадачен тем, как смотрел на него Кли.

        Но главной причиной, по которой обед оказался неприятным для Ланетты, была непрекращающаяся демонстрация могущества власти. У каждой двери, даже в столовой, стоял охранник из Службы безопасности.

        Ланетта выросла на Юге, в семье далеко не аристократической, и воспитывалась в маленьком цивилизованным прогрессивном городке, где белые гордились своим отношением к черным. Но еще ребенком она заметила убеждение многих в обществе в том, что две расы должны быть отделены друг от друга, видела проявление высокомерия, с которым даже самые цивилизованные люди из привилегированного слоя относились к своим соотечественникам, хуже приспособленным к борьбе за выживание. И она ненавидела эти черты.

        В Белом доме она не обнаруживала такого высокомерия, но понимала, что оно должно существовать там, где один человек обладает значительно большей властью, чем все остальные присутствующие, и решила не отступать перед властью. И она

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск