Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

84

джипа, перешагнул через свернутый брезентовый верх и спрыгнул на переднее сиденье. Он увидел на коленях у Лео огромный букет цветов, и, когда их холодный терпкий аромат ударил ему в ноздри, он вдруг успокоился и почувствовал себя счастливым.

        Когда они наконец встретили Эдди в «Ратскелларе», тот был уже пьян. Он сказал Моске:

        – Почему ты, сукин сын, не позвонил? Я заставил Инге названивать в госпиталь, и мне все сказали. Потом звонила твоя хозяйка, я и ей все рассказал.

        – О боже, я забыл! – сказал Моска с глупой улыбкой.

        Эдди обхватил его за плечо:

        – Поздравляю! Сегодня мы это дело отметим.

        Они поужинали, а потом пошли в бар.

        – Ну, кто заказывает выпивку – мы или Уолтер? – спросил Лео, словно от этого многое зависело. Эдди обвел всех отеческим взглядом:

        – Сегодня за все плачу я. Насколько я знаю Уолтера, от него даже сигары не дождешься.

        Взгляните на это печальное лицо!

        – Господи! – сказал Моска. – Да как же я могу чувствовать себя счастливым отцом, если мы еще не женаты. Ребенка там даже называют по фамилии Геллы. Ну и дураком же я себя ощущал. Я уж даже решил сразу подать заявление.

        – Ну вот, – сказал Эдди. – У тебя еще впереди три месяца. А потом, спустя месяц после свадьбы, можете отправляться в Штаты. Ты что же, хочешь бросить эту халяву?

        Моска поразмыслил над его вопросом.

        – Думаю, я смогу все бумаги оформить, но с браком повременить. Я просто хочу, чтобы все было на мази. Так, на всякий случай.

        – Это ты можешь, – согласился Эдди. – Но ведь рано или поздно тебе придется возвращаться.

        Теперь, когда Миддлтоны отвалили, где ты будешь доставать нормальную еду для жены и ребенка? – он пристально поглядел на Моску. – Ты уверен, что тебе надо возиться с бумагами? Ты что, уже готов к отправке домой?

        Моска обратился к Лео:

        – А как ты? Уже решил куда – в Палестину или в США?

        – Мне и здесь неплохо, – сказал Лео. И подумал о профессоре. – Но скоро придется принимать решение.

        – Тебе надо ехать со мной, – сказал Моска. – Ты можешь первое время пожить вместе с нами.

        То есть если я найду жилье.

        Эдди спросил с любопытством:

        – А что ты будешь делать в Штатах?

        – Не знаю, – сказал Моска. – Думаю, может; пойду в колледж. Я же необразованный: пошел в армию прямиком из школы. – Он усмехнулся. – Вы не поверите, но я отлично учился. Но все же решил пойти в армию. Эдди, ты же знаешь почему, ты же сам мне вкручивал мозги, когда мы с тобой тянули солдатскую лямку. А теперь я хочу понять, что вообще происходит. – Он помолчал, пытаясь найти правильные слова. – Иногда мне хочется взять пулемет и крушить все вокруг, но я сам не знаю, кого надо крушить. Иногда кажется, что меня несет прямиком в западню. Как теперь.

        Только я хочу чтото предпринять – бац! – нельзя.

        Не позволяют. А ведь это мое личное дело. Я вот, к примеру, не могу жениться на немке. Ну ладно, ято понимаю, почему армейские против этого. Мне наплевать на фрицев, но вот тут ничего не могу поделать. Ну, ладно,… с ним! – И он выпил.

        – Знаете, – продолжал он, – в детстве мне казалось, что люди такие замечательные. У меня ведь были какието представления о мире, а теперь я уже и вспомнить не могу, что там было. В уличных драках я все воображал себя этаким героем – как в кино: всегда дрался честно, никогда не бил лежачего. Чудак, да? Но это все оказалось не взаправду. Теперь кажется, что та моя жизнь до армии была нереальной. Вот так же казалось раньше – что война никогда не кончится. Ведь мы знали, что потом придется воевать с Японией, а потом найдется еще ктонибудь, с кем придется воевать. Может, русские. Потом, может, и марсиане. В общем, всегда будет ктото, так что домой вернуться не удастся. И вот сейчас впервые за все время я поверил, что все и в самом деле закончилось, что мне надо возвращаться домой, в ту вымышленную жизнь или что там было. И надо опять начинать учиться…

        Лео и Эдди смотрели на него с изумлением.

        В первый раз Моска говорил с ними столь искренне о своих переживаниях, и их удивила инфантильность его души, таившейся под маской худощавого, смуглого, почти жестокого лица. Лео сказал:

        – Не бери в голову, Уолтер. Вот начнется у тебя нормальная жизнь – жена, ребенок, – и все будет

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск