Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

165

оделась несколько тщательнее, чем обычно. Она облачилась в свободный свитер, широкие брюки и туфли на низком каблуке. Конечно, она хотела выглядеть хорошо, поэтому аккуратно подвела глаза и надела свой любимый браслет.

        Фрэнсис Кеннеди приехал в спортивном пиджаке поверх свободной белой рубашки. На нем были спортивные брюки и туфли, какие она раньше никогда не видела: на резиновой подошве, а верх из голубой великолепной кожи.

        Они поболтали несколько минут, после чего Фрэнсис Кеннеди взялся готовить обед, очень простой – жареные цыплята с жареным картофелем, со стручками фасоли и салат из помидор, а также мусс из малины. Он рассмеялся, когда Ланетта предложила ему фартук, и стоял покорно, как маленький мальчик, пока она надевала ему через голову фартук, а потом завязывала его на спине.

        Ланетта молча смотрела, как он сосредоточенно готовил и улыбнулась, заметив его искреннюю озабоченность качеством обеда. Она поставила тихую музыку Гершвина и думала о том, как этот мужчина отличается от других, с кем ей приходилось сталкиваться. Конечно, он обладал большей властью, нежели они, но она заметила в нем какуюто глубоко запрятанную ранимость. Она ощущала ее, когда он не следил за собой. Ланетта видела, что Фрэнсис Кеннеди не принадлежит гурманам. Они пили хорошее вино, которое было куплено ею к обеду. Она была необычайно взволнована и слегка испугана. Понимая, что он чегото ожидает от нее, она была уверена, что не подходит ему. А с другой стороны, как отказать президенту? Она сопротивлялась чувству преклонения перед ним и боялась, что уступит ему изза этого чувства благоговения. Однако, она испытывала любопытство и возбуждение от того, что произойдет и была достаточно самонадеяна, чтобы верить, что все кончится благополучно.

        Действительно, вечер оказался на удивление простым. Кеннеди помог ей прибрать со стола на кухне, а потом они пили кофе в гостиной.

        Ланетта гордилась своей квартирой. Она обставляла ее не торопясь, с хорошим вкусом. На стенах висели репродукции знаменитых картин, книжные полки.

        За весь вечер, Кеннеди не позволил себе ни одного жеста, какие обычно позволяют мужчины, ухаживающие за женщиной, а Ланетта не старалась выглядеть соблазнительной, и Кеннеди понял это по ее одежде и поведению.

        Однако, чем дальше, тем более дружески они вели себя. Он очень умело подтолкнул ее на рассказ о себе, об оставшейся на Юге семье, о ее жизни в Вашингтоне, о работе юридическим советником при вицепрезиденте. И самое большое впечатление на нее, даже сильнее, чем его внешность, произвело его умение вести себя. Его вопросы диктовались не любопытством, а помогали ей рассказать ему то, что ей хотелось рассказать.

        Нет ничего приятнее, чем обедать с кемто, кто готов выслушать историю твоей жизни, поинтересоваться во что ты веришь, на что надеешься, что тебя огорчает. Наслаждаясь вечером, Ланетта вдруг заметила, что Кеннеди ничего не рассказывает о себе и тут же забыла о своих хороших манерах.

        – Я все говорю о себе, а ведь у меня есть возможность, которую мало кто имеет. Я хочу спросить, каково быть президентом Соединенных Штатов? Держу пари, что это ужасно, – сказала она так искренне, что Кеннеди рассмеялся.

        – Было ужасно, – признался он, – но становится лучше.

        – Вам так не повезло, – заметила Ланетта.

        – Но мне начинает везти, – возразил Кеннеди. – И в политике, и в личной жизни.

        Их обоих смутила откровенность этого признания. Кеннеди поспешил загладить неловкость, но сделал это не самым лучшим образом.

        – Я потерял жену и дочь. Возможно, вы напоминаете мне дочь. Не знаю.

        Когда они прощались, он наклонился к ней и, не удержавшись, коснулся губами ее губ. Она не ответила на поцелуй, и он спросил:

        – Мы пообедаем еще раз?

        И она, уже полюбившая его, хотя и не уверенная в этом, только кивнула.

        Она смотрела из окна и поразилась тому, что обычно тихая улица стала столь оживленной. Когда Кеннеди выходил из дома, впереди него шли двое, а четверо следовали сзади. Его ожидали две машины, вокруг каждой было еще четверо мужчин. Кеннеди сел в одну из машин, и она рванула вперед. Чуть поодаль на улице стояла еще одна, которая поехала впереди машины Кеннеди. Другие машины последовали за ними, а люди свернули за угол и исчезли. Для Ланетты это выглядело оскорбительной

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск