Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

171

биографии не могло предсказать ваших действий. Я думал, что вы, великий либерал, человек современных этических понятий, освободите моего друга. Я полагал, что вы не сумеете так быстро сложить все кусочки этой загадочной картинки, и никогда не представлял себе, что вы пойдете на такое грандиозное преступление.

        – Действительно, когда бомбили город Дак, – заметил Кеннеди, – было несколько несчастных случаев, хотя мы разбросали листовки за несколько часов.

        – Понятно, – усмехнулся Ябрил. – Трогательная чувствительность террориста. Я сам сделал бы тоже самое. Но я никогда не устроил бы того, что устроили вы для своего спасения: взрыв атомной бомбы в одном из ваших городов.

        – Вы ошибаетесь, – заметил Кеннеди. И вновь Кристиан испытал чувство облегчения, что он не предоставил президенту более полную информацию. Кеннеди немедленно переключился на другую тему. Налив себе еще одну чашечку кофе, он сказал. – Ответьте мне по возможности честно. То, что моя фамилия Кеннеди играло роль в ваших планах?

        И Кристиан и Ябрил были удивлены этим вопросом. Кристиан в первый раз посмотрел в лицо Кеннеди. Ябрил обдумывал этот вопрос так, словно не совсем его понял, а потом ответил:

        – Честно говоря, я думал об этом аспекте. Мученическая смерть ваших дядей, трепет, с которым большинство людей в мире и, в частности, в вашей стране относятся к этой трагической легенде, – все это усиливало удар, который я намеревался нанести. Да, я должен признать, ваша фамилия сыграла небольшую роль в моем плане.

        Наступила долгая пауза. Кристиан отвернулся и подумал: «Я ни за что не оставлю этого человека в живых».

        – Скажите мне, – нарушил молчание Кеннеди, – как вы можете оправдать в ваших собственных глазах все то, что вы совершали, то, как вы предавали людей, которые вам доверяли? Я прочитал ваше досье и мне интересно, как может человек сказать сам себе: я улучшу мир, убивая невинных людей, женщин и детей, я буду утверждать гуманность, порожденную отчаянием, тем, что я предал своего лучшего друга, без благословения на то Бога или ваших соотечественников. Отметая в сторону чувства, как вы отважитесь взять на себя такую ответственность?

        Ябрил вежливо молчал, словно ожидая следующего вопроса. Потом ответил:

        – Все, что я совершил, не столь уж необычно, как это изображает пресса. Что тогда сказать о ваших летчиках, уничтожающих под собой все, словно люди на земле не более, чем муравьи? Они добродушные ребята, наделенные всеми добродетелями, но их научили выполнять долг. Думаю, я не сильно отличаюсь от них. Однако у меня не было возможности сеять смерть с высоты нескольких тысяч футов или уничтожать людей из орудий боевых кораблей с расстояния в двадцать миль. Я должен пачкать свои руки кровью, а поэтому мне нужно обладать моральной силой и душевной чистотой, чтобы проливать кровь непосредственно за то дело, в которое я верю. Впрочем, все это давний спор и не стоит им заниматься. Но вы спрашиваете меня, откуда у меня смелость брать на себя такую ответственность, не дарованную никакой властью? Это более сложный вопрос. Позвольте мне верить в то, что это право дают мне страдания, которые я видел в мире. Должен сказать вам, что книги, которые я читал, музыка, которую я слушал, пример достойных людей дали мне силу действовать согласно моим собственным принципам. Мне это гораздо труднее, чем вам, имеющему поддержку сотен миллионов, осуществлять ваш террор как долг перед ними.

        Ябрил замолчал, чтобы с трудом дотянуться до своей чашки кофе. Затем он спокойно с достоинством продолжал:

        – Я посвятил свою жизнь борьбе против установленного порядка, против власти, которую я презираю. Я умру с верой, что поступал правильно. А ведь вам известно, что нет моральных законов, существующих вечно.

        Ябрил устал и откинулся на спинку стула, уронив руки. Кеннеди слушал его, никак не выражая своего неодобрения и ни разу не возразив. Наступило долгое молчание, и наконец Кеннеди сказал:

        – Я не могу оспаривать вашу мораль, в принципе, я бы сделал то же, что и вы. Как вы отметили, легче поступать непосредственно, не обагряя свои руки кровью. Но опятьтаки, как вы сами сказали, я действовал в рамках общественной власти, а не из личной вражды.

        – Это не совсем так, – прервал его Ябрил. – Конгресс не одобрил вашего поведения, да и члены

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск