Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

34

предупредить ли их. Но ведь было необходимо, чтобы мир знал, что в заговоре замешаны и американцы, и эти двое – ягнята для жертвоприношения. Потом он рассердился на себя, на свое мягкосердечие. Это правда, что он не может бросить бомбу в детский сад, как Ябрил, но уж, конечно, он способен принести в жертву этих молодых людей. В конце концов, это ведь он убил Папу.

        И потом, что им будет такого плохого? Ну, пробудут несколько лет в тюрьме. Америка сверху донизу настолько мягкосердечна, что их даже могут раньше освободить. Америкастрана адвокатов, наводящих ужас подобно рыцарям Круглого стола, они могут вытащить кого угодно.

        Он пытался заснуть, но весь ужас последних нескольких дней врывался вместе с океанским воздухом через открытое окно. Вновь он поднимал свою винтовку, вновь видел, как падает Папа, вновь бежал через площадь и слышал, как в ужасе кричат съехавшиеся на праздник паломники.

        На следующее утро, в понедельник – прошло двадцать четыре часа с той минуты, как он убил Папу – Ромео решил прогуляться по набережной и в последний раз вдохнуть воздух свободы. В доме, пока он спускался по лестнице, все было тихо, в гостиной он обнаружил Доротею и Ричарда, спящих на двух диванах, словно в карауле. Сознание собственного предательства вытолкнуло его из дверей навстречу соленому океанскому ветру. Он заранее ненавидел этот чужеземный берег, эти варварские серые кусты, высокие желтые растения, поблескивающие на солнце серебряные с красным банки изпод содовой. Даже солнечные лучи выглядели какимито водянистыми, ранняя весна в этой непонятной стране казалась холоднее. Тем не менее, Ромео радовался, что он вне дома в то время, когда совершается предательство. Над его головой пролетел вертолет и скрылся из поля зрения, у берега виднелись два неподвижных катера без всяких признаков жизни на борту, солнце, поднимаясь все выше, приобрело кровавооранжевые цвета, потом стало желтеть до золотистого. Он шел долго, обогнул бухту, и дом уже не был виден. Почемуто это взволновало его, может, причиной тому оказались дикие заросли тонких и пестрых водорослей, подступивших к самому берегу. Ромео повернул обратно.

        Вот тогдато он и услышал сирены полицейских машин. Вдалеке на берегу он увидел мелькающие огни и быстро зашагал в ту сторону. Он не испытывал страха и не сомневался в Ябриле, хотя еще была возможность бежать. Он презирал это американское государство, которое даже не может как следует организовать его арест, настолько они глупы. Но в это время в небе вновь появился вертолет, а оба катера, казавшиеся вымершими, направились к берегу. Его охватила паника. Теперь, когда у него уже не было шанса спастись, он хотел бежать, бежать и бежать, однако сдержал себя и зашагал к дому, окруженному вооруженными людьми. Вертолет завис над крышей дома, вдоль берега с обеих сторон появлялось все больше людей. Ромео приготовился разыграть роль человека виновного и перепуганного и побежал к воде, но там вынырнули люди в водолазных масках. Ромео повернулся и пустился бежать к дому, и вот тогда он увидел Ричарда и Доротею.

        Они были в наручниках, прикованные к земле железными цепями, и плакали. Ромео знал, что они сейчас чувствуют, он испытал это однажды, много лет назад. Они плакали от стыда и унижения, обескураженные своим провалом и охваченные кошмаром безнадежности. Их судьба находилась не в руках капризных, но и милосердных богов, а в лапах этих жестких полицейских.

        Ромео улыбнулся им жалостливой и беспомощной улыбкой. Он знал, что через несколько дней будет на свободе, что предал этих истинных приверженцев его идей, но таково было тактическое решение, вовсе не продиктованное злобой. В этот момент на него навалилась толпа вооруженных людей, и на руках защелкнулись стальные наручники.

        На другом конце земного шара, небо над которым усеяно спутникамишпионами и просматривается таинственными радарами, за морями, напичканными американскими военными судами, направляющимися к Шерабену, за континентами, покрытыми шахтами с ракетами, с армиями, закопавшимися в землю и готовыми развернуться пружиной и нести людям смерть, Ябрил завтракал во дворце султана Шерабена.

        Султан Шерабена верил в свободу арабского мира и в право палестинцев иметь свою родину. Он рассматривал Соединенные Штаты как оплот Израиля – Израиль не может выстоять без американской поддержки, следовательно, Америка – главный враг. Поэтому план Ябрила дестабилизировать Америку очень понравился хитрому султану. Мысль, что великую державу унизит Шерабен, такой беспомощный в военном отношении, весьма ему импонировала.

        Султан имел в Шерабене абсолютную власть. Обладая огромным состоянием, все радости жизни были в его распоряжении, и вполне естественно, это перестало удовлетворять султана. У него не было особых пороков, которые придавали бы остроту

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск