Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

42

Может, это слишком сильно сказано. Неужели бывший президент ни разу не обращался по этому вопросу?

        Клут выдохнул клубок сигарного дыма.

        – Мы пытались, но конгресс никогда не примет нужное нам законодательство. Газеты и другие средства массовой информации начинают рыдать о смерти Билля о правах, нашей священной конституции, и защитники гражданских прав вечно цепляются в нашу задницу. Не говоря уже о негритянском лобби, где закон и порядок, неприличные слова о различных группах, да о неорганизованных либералах. А женщины? Это особая порода, которая обожает преступников, сидящих за решеткой, и пишет петиции с требованием освободить их. Так что ситуация для конгресса была невыигрышной.

        Кристиан пододвинул ему большую пепельницу из красного стекла, и Клут стряхнул пепел своей сигары. Кристиан взял свой экземпляр отчета и спросил:

        – Тогда тоже было так плохо?

        – Еще хуже, – ответил Клут. Сигарный дым ореолом окутывал его голову и он сардонически улыбался сквозь дымку. Он переваривал отличный ленч, наслаждался сигарой и находился в самом располагающем для разговора состоянии. – Позвольте мне открыть вам некоторые тайны, а уж купите ли вы их или нет, дело ваше. Самое поразительное то, что я обсуждал эту ситуацию с людьми, обладающими в этой стране реальной властью и владеющими деньгами. Я выступил с речью в Сократовском клубе, думая, что это заставит их задуматься. И каково же было мое удивление. Онито могли расшевелить конгресс, но не стали делать этого, и вы через миллион лет не догадаетесь о причине. Я во всяком случае не мог, – он замолк, словно ожидая, что Кристиан будет пытаться догадываться, и на его лице появилась гримаса, которую можно было принять и за улыбку и за выражение презрения. – Богатые и могущественные люди в этой стране могут защитить себя. Они не полагаются на полицию или на правительственные учреждения, а окружают себя дорогостоящими системами безопасности. У них есть личные телохранители, они недосягаемы для преступного мира, а наиболее предусмотрительные из их числа не путаются с наркоманами. Так что они могут спокойно спать за своими электрофицированными стенами.

        Клут замолчал. Кристиан беспокойно заерзал и пригубил коньяк, в то время как его собеседник опрокинул в себя полстакана. Потом Клут вновь заговорил:

        – У нас сейчас частный разговор, поэтому я могу быть откровенным. Как политику вам не разрешено говорить, что негры совершают слишком много преступлений относительно их численности. Конечно, мы с вами оба знаем, что экономические и культурные причины этого – вся долгая и постыдная история угнетения черного населения. Но такова ситуация.

        Клут взял из пепельницы свою сигару.

        – Между прочим, белые – более опасные преступники. Я не знаю такого случая, чтобы негр оказался убийцейрецидивистом или чтобы черный украл столько денег, сколько какойнибудь прохиндей с Уоллстрит. И никогда ни один негр не совершал политического убийства.

        – Вы стараетесь изо всех сил не добраться до главного, – заметил Кристиан.

        – Ладно, – рассмеялся Клут. – Главное вот в чем. Можно сказать, что мы принимаем законы, карающие негровпреступников жестче, чем других. А куда еще могут податься эти неодаренные, необразованные, беспомощные люди? Как еще они могут бороться против нашего общества? Если у них не будет отдушины в преступности, они обратятся к политической деятельности, станут активными радикалами и тем самым нарушат политическое равновесие в стране. Мы можем утратить капиталистическую демократию.

        – Вы верите в эту чушь? – спросил Кристиан.

        – Бог мой, кто знает? – вздохнул Клут. – Но люди, управляющие нашей страной, верят. Они считают, пусть шакалы поедают беззащитных. Сколько они могут украсть? Несколько миллиардов долларов? Это небольшая цена. Тысячи людей подвергнутся насилию, будут ограблены, убиты, но не имеет значения, что происходит с людьми, не представляющими общественной ценности. Лучше иметь такие мелкие потери, чем настоящий политический переворот.

        – Вы заходите слишком далеко, – заметил Кристиан.

        – Возможно, – согласился Клут.

        – А когда заходят слишком далеко, – продолжал Кристиан, – вы получаете разные бригады бдительных, фашизм в американском варианте.

        Они помолчали, потом Клут вновь заговорил:

        – Когда вы показали мне этот хреновый отчет, думали, что я упаду в обморок? Будучи еще молодым окружным прокурором, я видел эту кровавую статистику. У нас полицейский джип был наготове двадцать четыре часа в сутки, и меня могли вызвать из дома среди ночи. Мужья, зарубившие топором своих жен и осужденные всего на пять лет тюрьмы, молодые хулиганы, нанюхавшиеся наркотиков, убивающие старух ради чека социального страхования в девяносто долларов. А потом убийцы выходят на свободу, потому что не были соблюдены их гражданские

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск