Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

175

с убийцами и выступали против пыток. А сверху поступали приказы не позорить итальянское правосудие чемлибо, что может не понравиться левым партиям в Италии. Извольте, дескать, работать в лайковых перчатках.

        Франко Себбедичье приходилось и раньше иметь дело с подобными ситуациями, что бывало отвратительно. Однако, убийство Папы и возрождение террористических групп – события иного порядка. Но последний удар ему нанесли неделю назад. Административный судья, работавший вместе с Франком Себбедичье, был убит, и на его трупе оставлено послание, извещавшее, что убийства будут продолжаться до тех пор, пока убийцы Папы не будут освобождены.

        Однако он, Франко Себбедичье, пробьется сквозь все это и пошлет сигнал Красным бригадам. Франко Себбедичье твердо решил, что этот Ромео, или Армандо Джаньи, должен покончить жизнь самоубийством.

        Ромео провел эти месяцы в тюрьме в романтических грезах. Сидя в одиночке, он предавался мечтами о любви американской девушки Доротеи. Ромео вспоминал, как она встречала его в аэропорту, представлял мягкий шрам у нее на подбородке. В его мечтах она была такой красивой, такой доброй. Он старался восстановить в памяти их разговор в последнюю ночь, которую он провел в Хэмптоне. Теперь ему казалось, что она влюбилась в него, что каждый ее жест призывал его выказать желание, помочь ей раскрыть свою любовь. Он припоминал, как грациозно и завлекающе она сидела, как ее глаза, эти огромные синие озера, смотрели на него, вспоминал ее белую кожу, вспыхивающую румянцем. Ромео проклинал себя за свою застенчивость, за то, что ни разу не прикоснулся к этой коже. Он представлял ее длинные стройные ноги и воображал, как они сжимают его шею, как он покрывает все ее гибкое тело поцелуями.

        Потом Ромео видел, как она стоит в лучах солнца, закованная в цепи, и глядит на него с призывом и отчаянием. Он фантазировал о будущем. Она получит небольшой тюремный срок и будет ждать его на свободе. Его тоже выпустят: либо по амнистии, либо обменяв на какихнибудь заложников, а может просто из христианского милосердия. И тогда он разыщет ее.

        Бывали и такие ночи, когда он приходил в отчаяние, думая о предательстве Ябрила. Убийство Терезы Кеннеди не входило в их план, и в глубине души Ромео верил, что никогда не согласился бы на такое. Он испытывал отвращение к Ябрилу и горечь за свою поруганную веру, за свою жизнь. Иногда он беззвучно плакал в темноте, а потом утешал себя и погружался в мечты о Доротее. Прекрасно понимая, что все это ложь, что это просто слабость, он ничего не мог с собой поделать.

        В своей камереодиночке Ромео встретил Франко Себбедичье сардонической улыбкой. На крестьянском лице этого старого человека он видел ненависть, а также непонимание того, как потомок почтенной семьи, наслаждающейся сытой и роскошной жизнью может стать революционером. К тому же, по мнению Ромео, Себбедичье был расстроен изза того, что повышенное внимание международной общественности не позволяет ему обращаться с его арестантом жестоко.

        Себбедичье остался в камере вдвоем с арестованным, два стражника и наблюдатель, присланный от начальника тюрьмы, могли в глазок наблюдать за ними, не слыша их разговор. Ромео казалось, что этот толстый старикан, переполненный уверенностью в своей власти, собирается напасть на него. Ромео презирал этот тип людей, законопослушных, скованных своими убеждениями и буржуазными моральными мерками. Поэтому он ужасно удивился, когда Себбедичье сказал ему очень тихо:

        – Джаньи, ты собираешься облегчить всем жизнь и покончить с собой.

        Ромео рассмеялся.

        – Нет, не собираюсь. Я выйду из этой тюрьмы раньше, чем ты помрешь от высокого давления или от язвы. Я буду гулять по улицам Рима, а ты – лежать в своем семейном склепе. Я приду и спою на твоей могиле, и уйду с кладбища насвистывая.

        – Я просто хочу сообщить тебе, – терпеливо разъяснял Франко Себбедичье, – что ты и твои сообщники собираетесь покончить жизнь самоубийством. Твои друзья убили двух моих людей, желая этим запугать меня и моих сотрудников. Поэтому твое самоубийство будет моим ответом.

        – Не могу доставить тебе такого удовольствия, – ответил Ромео. – Я слишком люблю жизнь. А изза всеобщего интереса ко мне ты не рискнешь прикоснуться ко мне даже пальцем.

        Франко Себбедичье снисходительно улыбнулся – в рукаве

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск