Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

82

было замечательно, – искренне сказал Патси Тройка.

        Она любовно потрепала его по шее и поцеловала.

        – Это было отлично, – согласилась она.

        Через несколько секунд они уже были у письменного стола, прилежно изучая компьютерные листы. Джанет была прекрасным редактором, и Патси Тройка был ей очень благодарен.

        – Джанет, – пробормотал он с неподдельной искренностью, – я без ума от тебя. Как только этот кризис кончится, мы должны встретиться, хорошо?

        – Хм, – Джанет одарила его ласковой улыбкой. – Я люблю работать с тобой.

       

12

       

        Телевидение не знало еще такой успешной недели. В воскресенье сюжет убийства Папы передавался двадцать раз по телеканалам в специальных выпусках новостей. Во вторник сюжет с убийством Терезы Кеннеди передавался еще чаще, он заполонил весь мировой эфир. Миллионы телеграмм с выражением соболезнования хлынули в Белый дом. Во всех больших городах Америки ее граждане выходили на улицы с траурными повязками на рукаве. А когда вечером в среду телевизионные станции передали просочившуюся новость об ультиматуме президента Фрэнсиса Кеннеди султану Шерабена, по всей стране стали собираться огромные ликующие толпы. Не было и тени сомнения, что они поддерживают решение президента. Корреспонденты телевидения, опрашивавшие людей на улицах, были ошарашены яростью их реакции, выраженной во всеобщем крике: «Покончить с этими мерзавцами!». В конце концов, от руководства службы новостей телевидения поступил приказ прекратить показ уличных сцен и интервью. Приказ исходил от Лоуренса Салентайна, который формировал вместе с другими владельцами средств массовой информации руководящий штаб.

        В Белом доме у президента Фрэнсиса Кеннеди не было времени печалиться о дочери. Он связывался по «горячей линии» с русскими, чтобы заверить их, что США не собираются захватывать какие бы то ни было территории на Ближнем Востоке. Разговаривая по телефону с другими государствами, он обращался к ним с просьбой о поддержке и объяснял, что его решение окончательно, что он не блефует, город Дак будет разрушен, и если султанат Шерабен не подчинится ультиматуму, то и он будет уничтожен.

        Артур Викс и Берт Оудик уже летели в Шерабен на скоростном самолете, недоступном обычной гражданской авиации. Оддблад Грей неистово старался сплотить конгресс вокруг президента и к концу дня понял, что его постигла неудача. Юджин Дэйзи спокойно изучал памятные листки от членов кабинета и военных учреждений, его шляпа была плотно надвинута на уши, защищая от всяких ненужных разговоров со стороны его аппарата. Кристиан Кли появлялся и исчезал, выполняя какието таинственные поручения.

        Сенатор Томас Ламбертино и конгрессмен Альфред Джинц всю среду непрерывно совещались со своими коллегами из сената и палаты представителей по поводу импичмента президенту. Сократов клуб вызвал всех своих экспертов. Серьезное толкование конституции порождало некоторые сомнения в отношении того, может ли конгресс объявить себя решающим органом, но ситуация оправдывала жесткие действия. Ультиматум Кеннеди Шерабену совершенно очевидно основывался на личных эмоциях, а не на интересах государства.

        К концу среды коалиция сложилась. Обе палаты, в которых с трудом удалось набрать требуемые две трети голосов, должны были собраться вечером в четверг, за несколько часов до истечения срока, назначенного Кеннеди для разрушения города Дак.

        Ламбертино и Джинц держали Оддблада Грея в курсе их действий в надежде, что он сумеет убедить Фрэнсиса Кеннеди отказаться от ультиматума Шерабену. Оддблад Грей сказал им, что президент не пойдет на это. Об этих разговорах он проинформировал Кеннеди.

        – Отто, – сказал Фрэнсис Кеннеди, – я думаю, сегодня поздно вечером мы поужинаем с Крисом и Дэйзи. Условимся на одиннадцать часов. И не планируйте сразу после этого поехать домой.

        Президент и его штаб ужинали в Желтой зале, которую так любил Кеннеди, хотя это создавало дополнительные трудности для кухни и официантов. Как всегда, Кеннеди подали самую простую еду – небольшой кусок мяса, поджаренного на гриле, салат из помидор, а также кофе со сливками и фруктовым тортом. Кристиану и остальным предложили рыбу, к которой они едва притронулись.

        Кеннеди держался совершенно раскованно, остальные чувствовали себя неуютно. У них, как и у Кеннеди, на рукавах пиджаков были черные траурные повязки. В Белом доме все, включая прислугу, надели такие же черные повязки. Кристиану это казалось старомодным, но он знал, что это Юджин Дэйзи отдал такое распоряжение.

        Кристиан рассказал вкратце об угрозе взрыва атомной бомбы и проинформировал собравшихся, что эти схваченные двое парней по совету их адвоката, отказываются говорить.

        – Ядерная бомба, установленная в НьюЙорке? – спросил Юджин Дэйзи.

        – Я думаю, – высказал предположение Кристиан, – что

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск